С

Целитель СУРИНА

PDF Печать E-mail
Текст - Альвина Добрянская, фото из архива Лидии Суриной   

ЛИДИЯ НЕСТЕРОВНА СУРИНА

«Господи, я прошу не о чудесах, и не о миражах, а о силе каждого дня. Научи меня искусству маленьких шагов. Сделай меня наблюдательным и находчивым, чтобы в пестроте будней вовремя останавливаться на открытиях и опыте, которые меня взволновали. Научи меня правильно распоряжаться временем моей жизни. Убереги меня от страха пропустить что-то в жизни. Дай мне не то, чего я себе желаю, а то, что мне действительно необходимо. Научи меня искусству маленьких шагов...»

Эту молитву, эту поэму в прозе оставил нам автор «Маленького принца» Антуан де Сент-Экзюпери. Не в назидание, а чтобы мы, простые смертные, еще раз ощутили величие и красоту бытия. Как актуальны и сегодня мысли Сент-Экзюпери, и как созвучны они книгам, многочисленным статьям, лекциям, беседам — образу жизни наконец — Лидии Нестеровны Суриной, нашей выдающейся тюменки. Смею утверждать, что она за свою долгую созидательную жизнь в совершенстве овладела «искусством маленьких шагов», знает цену любви и дружбы, умеет отличить первостепенное от второстепенного.

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

Лидия Нестеровна Сурина

К ЧЕМУ НЕ ПРИКОСНУТСЯ РУКИ этой женщины – все чудно, свежо, солнечно. Небольшую выдержку из журнальной публикации, обыкновенный кусочек бумаги, Лидия Нестеровна превратила в оригинальную визитку: на нас смотрит далеко не молодая и все же юная(!) женщина в розовой шляпке, украшенной вызывающе красивым цветком, в веселой розовой кофточке, озорно улыбается, вот-вот расхохочется. А почему бы и нет? В своей последней книге, мгновенно ставшей бестселлером, она убедительно доказала, что смехотерапия порой гораздо полезнее всяких напичканных химией лекарств, что смех бывает эффективней витаминов.

На этом «ерундовом пустячке» (так отозвалась о визитке Сурина) рядом в органичном соседстве – короткая информация: «Достоинства и регалии Лидии Нестеровны Суриной можно перечислять бесконечно: почетный гражданин Тюмени, обладательница высокого звания «Целитель России», почетный эколог Тюменской области, кандидат биологических наук, участник пяти всемирных конгрессов по фитотерапии, автор книг, сотен публикаций по здоровью и целебным травам, ведущая тематических передач на одной из американских радиостанций, неутомимый лектор в школах, вузах, консультант по фитотерапии».

Лидия Нестеровна объективно оценивает свои сегодняшние возможности: «Еще недавно, казалось, я могу работать сутками, не зная усталости. Теперь не то – годы преодоления…»

Про болезни собственные, естественно, она не распространяется. Сегодня ее дело – в «связке»: у штурвала семейного лечебного корабля сама Сурина, за компьютером – многолетний соавтор книг, надежный помощник, часто строгий критик, объективный рецензент, доктор наук, профессор Александр Александрович Баранов. Вместе они пятнадцать лет. Друг друга дополняют, всегда на одной творческой волне. Вместе за рукописями правят, горячо обсуждают. Умеют, подчас болезненно переживая, сократить написанное. Словом, тот самый случай, когда творчество помогает победить житейские неурядицы, возрастные слабости, мелочи быта. Воспоминания окрашивают будничное течение жизни, добавляют силы: знакомы с далеких времен, когда учились в аспирантуре, оба – театралы, любят музыку, несколько лет танцевали в городском ансамбле «Гранд-Сеньор». Зрители признавали их одной из лучших пар коллектива.

В этом творческом союзе достойное место занимает Станислав Сурин-Левицкий, сын Лидии Нестеровны, личность талантливая и многогранная. Вот как написала о нем любящая мама: «Мой сын, Станислав Викторович Левицкий, родился в Салехарде 3 января 1958 года. На девятый день после его рождения я вышла на работу в вечернюю школу, вела уроки химии. Пока я в школе, сын на руках отца, или студенты в роли нянь. Жили в общежитии оленеводческого техникума, где работал муж. Комната была холодной, малыша купали один-два раза в неделю у открытой печки.

 

ОТЕЦ НАЗВАЛ СЫНА в честь своего мятежного прадеда, сосланного в Сибирь за участие в польском восстании 1863 года. Славик рос талантливым, добрым. Когда ему было пять лет, он пытался мне помогать: я разбирала печь, а он по кирпичику перенес все с третьего этажа на первый. Первые шаги сделал в восемь месяцев, чем привел в восторг своего прадеда.

Муж умер, когда Славе было всего шесть лет, а его сестренке – пять. Дети крепко дружили во всем друг друга поддерживая. С шестого класса Слава стал совершенно самостоятельным, стирал свою одежду. К моему 40-летию испек торт, гости его похвалили, и вот уже много лет он – прекрасный домашний повар и кондитер.

С детства никогда не просил игрушек, в пятнадцать в воскресные дни ездил в Боровое помогать в заготовке трав знаменитой знахарке Ирине Федоровне Спиридоновой. Она ему платила в день три-пять рублей. Буханка хлеба тогда стоила 20 копеек.

От моего отца, Нестора Владимировича, сын унаследовал такие черты характера, как основательность, склонность к анализу, аскетизм. Всегда существует в реальной действительности, в любой ситуации не теряет присутствия духа. Если что-то задумал, обязательно доведет дело до конца. Восемь лет своими руками строил дом, самостоятельно отливал блоки, только крышу сооружал с помощником.

Всегда с радостью выезжал со мною в экспедиции, помогал, когда я работала над диссертацией. Проломник северный – драгоценное растение, ставшее основой моего научного исследования, – сын привозил мне из Надыма, где работал после окончания института. Тему диссертации я выбрала по настойчивому совету своей мамы, известного в Сибири врача-гинеколога. Тринадцать тысяч абортов в сутки – страшная цифра – заставила меня взяться за изучение свойств проломника, помогающего женщине избежать аборта.

Когда Слава в 1989 году вернулся из Надыма в Тюмень, он привез 95 видов растений, описал и успешно применял в лечении более пятидесяти видов.

Женился сын на своей однокурснице Ирине. У них замечательная семья, талантливые сыновья – мои любимые драгоценные внуки…»

Не случайно дала вам, читатель, этот фрагмент из рукописной родословной, составленной Л.Н.Суриной. Достойна восхищения и уважения ее память о предках, сохранившая для детей, внуков и правнуков уникальные факты о давно покинувших этот мир самобытных, одаренных родственниках.

 

С ЛЮБОВЬЮ РАССКАЗЫВАЕТ она о дедушке, Иване Александровиче Сафонове, который в годы войны работал в Омском драматическом театре (ныне Академическом, одном из лучших в России). Он замечательно шил костюмы для больших артистов: Дворжецкого, Некрасова, Потоцкого. Как водил ее, школьницу, на репетиции Московского академического театра имени Вахтангова, который был эвакуирован в Омск (тогда-то и возникла у Лиды неизбывная любовь к театральному искусству, поэзии, музыке). О его не менее умелых братьях, о мудром патриархальном укладе большого семейства. О том, как одевался дедушка, какие песни пели с братьями, как он выучил детей, дал всем высшее образование. Когда Лидина мама из-за трудностей решила бросить учебу, дед решительно заявил, что продаст последнюю рубашку, но не позволит ей уйти из института.

Вот как заканчивает Лидия Нестеровна свой рассказ о любимом дедушке: «Похоронен в Омске на Северном кладбище, вторая аллея, девятый ряд, могила 1063. Надеюсь, что мои дети, внуки, правнуки не забудут этих могил».

Предки Суриной по материнской линии жили на хуторе (родили три сына и четыре дочери). Их было сорок, ближайших родственников. Размещались в трех домах, а на обед приходили к матери, и ужинали там. Сначала за стол садились мужчины, потом дети, затем женщины. Ели из одного блюда деревянными ложками. В родне были свои лекарки, спасали от наговора и сглаза травами. Многие замечательно шили. Когда маленькая Лида захотела научиться шить, отговаривали: «Это тяжкий труд», «Да и не надо знать, как всякой пакости сделать по касте». Лида не послушалась и освоила швейное дело. Спустя годы, когда ее муж, Виктор Владимирович Левицкий, с 1 августа 1941 по 1944 год бывший начальником хирургического корпуса 524-го Армейского ветеринарного лазарета 3-ей Ударной Армии, затем – преподавателем ветеринарной Академии Советской Армии, скончался, ремесло ей очень пригодилось.

Кстати, своему мужу, его служению в годы Великой Отечественной, роли ветеринарной службы в лихую военную годину Сурина посвятила свое серьезное научное исследование «Ветеринарная служба в годы Отечественной».

 

В РОДОСЛОВНОЙ КНИГЕ Суриной есть еще одна светлая страница – о дочери Светлане: музыканте, педагоге по классу скрипки, филологе, успешно владеющей несколькими языками. В последние годы она обстоятельно изучает траволечение, читает книги своих родных, присутствует на маминых консультациях и лекциях. Лидия Нестеровна уверена, что дети, внуки продолжат семейное дело. Вот только внучка Мария уже в пять лет определила свой собственный путь, получив в Болгарии первую награду за сольное выступление. В Тюмени она обучалась вокалу у лучших педагогов, сейчас учится на четвертом курсе вокального факультета Московского института культуры.

А когда внука Леву призвали в армию, в Президентский полк, его любящая бабушка и тут не могла найти себе покоя – написала в Москву с просьбой сообщить ей, как живется ее Левушке. Получила ответ за подписью командира Президентского полка генерал-майора Галкина: «Вы воспитали достойного защитника Отечества, настоящего гражданина Российской Федерации… Он не только отличный солдат, но и хороший товарищ, всегда готовый прийти на помощь сослуживцам… От всей души желаю Вам, уважаемая Лидия Нестеровна, крепкого здоровья, долгих лет жизни и успехов в труде на благо Родины!»

Недавно увидела свет книга Лидии Суриной «Энергия жизни». Разошлась мгновенно, тюменцы ждут ее переиздания.

Эта книга о народных методах лечения, и не только. Вот как отозвался о ней ректор Тюменского государственного университета Г.Н.Чеботарев: «Окружающий мир природы – это кладовая здоровья, которой мы по незнанию не умеем пользоваться. Поведать нам ее тайны, поделиться многолетним опытом ее изучения, помочь в лечении самых разнообразных хворей – вот что заставило Л.Н.Сурину взяться за перо. Зеленая аптека дает нам настоящую энергию жизни, но и без энергии самого автора не родилась бы эта книга».

Она написана с учетом того, что ее будет читать молодежь: школьники, студенты, будущие родители. Кроме обстоятельных, образных, понятных описаний растений и трав, их использовании в народной медицине при лечении и профилактике самых различных заболеваний, большое внимание уделено здоровому образу жизни и его важным составляющим: духовным и нравственным истокам, пище, настроению. Книга словно напоминает нам: судите о своем здоровье по тому, как вы радуетесь утру и весне. Книга полна оптимизма, светлой энергии.

В разделе «Лекарственные растения Тюменской области» не просто сухое перечисление полезных свойств трав и растений, но и знакомство с их особенностями, секретами, даже повадками. У трав, как и у людей, свой нрав, свой характер, своя одежда. Каждый цветок – тайна, попробуй ее разгадай!

Для многих растений автор нашла стихотворные посвящения. В этой уникальной книжке есть и загадки. «Сверху листок гладкий, но с байковой подкладкой» – (мать-и-мачеха). «У маленькой елки колкие иголки. Шарики синие, будто бы в инее» – (можжевельник). «На бору, на яру стоит мужичок – красный колпачок» – (мухомор).

Так вот, о мухоморе. После окончания института Лида Сурина поехала учить детей на Камчатку. Тридцать дней добиралась до поселка Лазо, где началась ее трудовая жизнь. Впечатлений больше, чем можно себе вообразить. Одно из потрясших: у ветхой избушки на лавочке сидит старичок-камчадал, отламывает по кусочку и с аппетитом ест… мухомор.

– Дедушка, Вы же отравитесь!

– Да что ты, деточка, я лечусь…

Сегодня и она, сидя в своей крохотной кухне, осторожненько, благоговейно держит в руке сморщенный серый комочек, с удовольствием нюхает и маленькую долю – в рот. Вкусно и очень полезно!

 

КНИГА «ЭНЕРГИЯ ЖИЗНИ» проникнута любовью к природе, ее целесообразной гармонии, неразгаданности. Для себя в ней найдут рекомендации и нужные советы люди всех возрастов. По духу и содержанию она близка «Письмам о добром и прекрасном» выдающегося русского ученого Дмитрия Сергеевича Лихачева – их роднит чистота авторского помысла, забота о завтрашнем дне подрастающего поколения, доверие, сочувствие, любовь к человеку.

«Энциклопедия сибирского травника», написанная А. Барановым, Л. Суриной и С. Суриным-Левицким, увидела свет в прошлом году. Она рассказывает о способах применения более двухсот волшебных трав России в лечении наиболее часто встречающихся заболеваний человека. Особое внимание обращают авторы на траволечение, позволяющее часто избегать хирургических вмешательств при разного вида опухолях и новообразованиях. Утверждая принцип Гиппократа, что лечит не врач, а природа, наши добрые исследователи внушают, что мы сами должны знать о собственном здоровье больше, чем кто-либо. Должны самообразовываться, слушать себя, а главное – своевременно, не откладывая ни на час, идти к доктору, почувствовав неладное. И в книгах, и на лекциях, в беседах со школьниками и родителями Сурина не устает повторять, убеждать, внушать простую истину: «Все болезни излечимы, если не потеряно время».

Серьезные проблемы в школьном и вузовском ботаническом образовании беспокоят Сурину, ее коллег, единомышленников. Возьмем учебник ботаники для 6-го класса. Страница 68-я: рассматривается строение мха сфагнума. И ни слова о том, что это прекрасное перевязочное средство, обладающее сильным антисептическим действием. А разве неинтересно было бы узнать детям, что народы Севера, в том числе и живущие на Ямале, по сей день используют этот мох для пеленок и заживления ран, потому что он содержит вещество, по эффективности подобное йоду.

Или раздел «Папоротник»: безликое описание, ничего не говорящее ребенку. Между тем так и просится сюда сообщение, что в Японии папоротник – панацея от многих бед, помощник в лучевой болезни, эффективное противораковое средство. Что по весне на Дальнем Востоке в течение всего одной недели его заготавливают десятками тонн и тут же вывозят в страну Восходящего солнца, где знают толк в траволечении, хотя большинство трав вынуждены закупать в России. А мы их топчем, изничтожаем, умервщляем ядохимикатами…

 

ЛИДИЯ НЕСТЕРОВНА не может слышать, как в классе безучастно объясняют детям процесс опыления растений. Это же сплошной бубнеж! Не полезнее ли вывести ребятишек на природу – в огород, на дачный участок – и научить опылять ту же тыкву, кабачок. Уже через три-четыре недели дети увидят результат своей нехитрой работы. Какая радость, какой восторг: к солнцу рвется юный побег – и это твоя заслуга…

– Почему же сами не напишете учебник?

– А кто бы нам его заказал?

Труды Лидии Суриной надо изучать в школах и вузах. Они несут в себе огромный объем информации, пробуждают людей к активным размышлениям. Оказывается, еще в XIV-XV веках в странах Европы (и Россия не исключение) при храмах и монастырях были аптекарские огороды с лечебными растениями. Ботанические сады от двух-трех до трехсот гектаров. Коллекции постоянно пополнялись, проводились экскурсии, где показывались растения, которые можно употреблять в пищу, которыми можно лечиться. Ученые блокадного Ленинграда распространяли среди населения рекомендации, как питаться травами, растущими в парках, рядом с домом. За счет сныти, лебеды, крапивы, пырея, одуванчика, папоротника многие пережили страшную блокаду. В Западной Сибири, в ботанических садах дореволюционной Тюмени, велась серьезная исследовательская деятельность, просветительская работа с населением. Куда все исчезло? В Маленькой Германии 56 ботанических садов, а на территории Тюменской области, где могут разместиться семь Германий ни одного. А ведь каждый такой заповедник – живой музей растительного мира, решающий задачи обогащения природы, акклиматизации, введения новых растений в различные отрасли народного хозяйства.

В родном Отечестве не очень-то заинтересованы и в просветительской работе Л.Н.Суриной, врачи без энтузиазма приходят на ее занятия. А тут – звонок из далекой Америки с предложением провести несколько лекций на одной из тамошних радиостанций. Поколебавшись, согласилась. Никогда и не думала, что отклик на ее беседы будет таким активным. К ней на консультацию пожаловала русскоязычная семья: тридцать лет Роман и Мария Калинские проживают в США, а действенную помощь получили от Суриной и ее соратников.

Когда Лидии Нестеровне предложили сотрудничать в написании англо-русской книги для американских читателей, она не отказалась.

 

СТУДЕНТЫ ТГУ СЛУШАЮТ, боясь не успеть законспектировать доступную и увлекательную лекцию. Теория, обычно навевающая в молодой аудитории сладкий сон, теперь как бодрящий эликсир – только успевай запоминать. Лектор мгновенно улавливает, когда нужна разрядка. И тут же: «Запишите себе вот этот салат. Только не ленитесь – и за десять минут на вашем столе вкусный завтрак. Даю простой совет заядлым курильщикам, быстро запоминайте: купите пакет медного купороса и положите на него на ночь пачку сигарет, которую собираетесь открыть утром. Раз-другой сделайте и получите результат.

А теперь давайте я почитаю вам стихи Драверта! Никогда не слышали такой фамилии? Это известный ученый, профессор, естествоиспытатель, любимый преподаватель моего отца, когда он учился в Омской лесной академии. Драверт дружил с Циолковским, оба мечтали о межпланетных путешествиях. Так слушайте же:

Ты думаешь: в море упала она,
Звезда голубая, – до самого дна
Дошла и зарылась в зыбучий песок,
Из чуждого мира случайный кусок…

Пучины воздушные глубже морских,
И наша звезда не промерила их, –
Угасла в далекой немой высоте,
Доступной пока только смелой мечте.

Угасла недаром: в бесчисленный круг
Ее закатившихся прежде подруг
От Космоса некая часть попадет,
Включаясь навеки в земной оборот…

Пусть будет недолог твой жизненный путь,
Но можешь и ты лучезарно сверкнуть,
Оставив живущим волнующий след –
Строитель, художник, ученый, поэт!

Археолог, естествоиспытатель, член комитета по метеоритам Академии наук СССР Петр Людвигович Драверт писал стихи о Космосе и подвиге человека. Большинство выучила еще в свои студенческие годы Лидия Сурина и сегодня не устает пропагандировать творчество любимого поэта. Студенты слушали стихи с искренним интересом и после лекции не отпускали Лидию Нестеровну. Расставаясь до новой встречи, она, как истинный режиссер своих учебных представлений, предложила будущим биологам веселую разминку:

– Ну-ка, кто хорошо читает вслух? Вот «Лечебные стихи», постарайтесь выразительно, а я вместе со всеми послушаю.

Лечит мята невралгию,
А свекла – гипертонию.
Земляника гонит соль,
А шалфей – зубную боль.
Арбуз кушай при нефрите,
А бруснику – при артрите.
Чтобы больше было сил
Не забудь про девясил…

Стихотворение длинное, и очень полезное для здоровья. Хотите услышать его полностью – приходите на консультации, на лекции Суриной, у нее всегда солнечно и никогда не скучно. А солнце, как известно, универсальное лекарство из астрономической аптеки. Про нее Лидия Нестеровна тоже знает много.

 

ЕЕ ОТЕЦ, УЧЕНЫЙ-ЛЕСОВОД, в Первую мировую войну был награжден орденом Святого Владимира. Эта награда давала право на получение дворянского титула. Если бы о ней в сталинские годы стало известно, то семью Суриных зачислили бы в разряд «врагов народа». Только в 1949 году глава семьи показал домочадцам фотографию, на которой он с царским орденом на груди. Долгие годы отец хранил снимок под мягким сиденьем стула.

Нестор Владимирович стал первым учителем своей маленькой и единственной дочери. Брал ее в экспедиции, водил в лес, открыл ей необъятный, непознанный растительный мир, красоту и мощь сибирской природы. О растениях умел рассказывать как о человеке: знал капризы, характер пихты, полыни, лиственницы, майского ландыша… Негромкий отцовский голос Сурина и сегодня слышит. В благодарность за великую отцовскую любовь она не стала менять свою девичью фамилию на красивую польскую – Левицкая.

Всю жизнь Н.В.Сурин изучал лес, терпеливо и настойчиво вовлекая Лиду в свое дело. Выбирая будущую профессию биолога, она как бы соединила в ней две ипостаси: отцовское лесоведение и мамину медицину.

Школьницей запомнила лучше других учителя физкультуры. Его именем ныне названа одна из Ишимских улиц, где Лида училась в младших классах. Василий Алексеевич Порфирьев был мастером спорта, знал всех ребят по имени, следил за осанкой каждого, организовывал замечательные походы на природу с обязательными спортивными соревнованиями, песнями у костра. Лида читала Лермонтова – своего и папиного любимого поэта. Уже в институте она открыла для себя поэзию Петра Драверта и стала пропагандистом его творчества.

В годы войны в их школе не было ни столовой, ни буфета. Каждому полагалось по небольшому кусочку черного хлеба. Запивали этот скромный обед из единственного на всю школу бака с привязанной к нему кружкой. Никто при такой «санитарии» не болел и не простужался.

Патриотизм в те времена воспитывался не словами, а делами: ребята под присмотром учителей вязали варежки, носки солдатам на фронт, ходили с подарками в госпиталь к раненым воинам. Учителя были удивительно добросердечными. А как они могли увлечь детвору после окончания уроков! До позднего вечера репетировал хор, работали театральный кружок, спортивные секции. Часто приходили на такие занятия родители, приносили сладкие угощенья: паренки из моркови, свеклы, репы, тыквы. Девочки втихомолку насыпали яства в карман своему любимому учителю математики Петру Андреевичу Столярову. Он страшно смущался, но от угощения не отказывался.

 

И НА ХИМИКО-БИОЛОГИЧЕСКОМ факультете Омского педагогического института, где училась Лида, на ее пути встретились педагоги с большой буквы. Декан факультета не только читал (до сих пор не забытые) лекции по химии, но и умел так организовать факультетский праздник, что приходили студенты, педагоги со всех кафедр. Педагогику читал профессор Добромыслов. Он знал четыре языка, прекрасно пел, играл на музыкальных инструментах, бывал со студентами на катке, на природе, на студенческих свадьбах. И та же, что и в школе, особая атмосфера чистоты: не было курящих, никто не выпивал… Незабываемое и поныне крепкое студенческое братство, когда нет плохих и хороших, – все одна семья.

На Камчатке в маленькой школе затерянного в горах поселка Лида, чуть больше двадцати лет от роду, встретила по-настоящему интеллигентных, отзывчивых коллег. Ей помогали, ее учили, брали на охоту, знакомили с обычаями аборигенов, приносили ягоды, рыбу, опекали молоденькую учительницу с Большой земли. Более гостеприимных, чистых, доверчивых людей, чем камчадалы, Лидия Нестеровна не встречала, объездив полмира, бывая в заокеанских мегаполисах, в затерянной глухомани Севера…

Все, что она узнала на Камчатке, пригодилось в последующей исследовательской деятельности, в педагогической практике.

 

В 1960 ГОДУ ее приняли на кафедру ботаники в Тюменский пед-институт (ныне – университет). За пятнадцать лет преподавания в вузе Сурина по заданию общества «Знание» побывала с лекциями во всех районах тюменского Севера, изучала народные методы лечения, местную флору и фауну, вела записи для своих будущих книг. Первая, тиражом в сто тысяч экземпляров, вышла в Средне-Уральском книжном издательстве под названием «Целебные травы Тюменского края». Общий тираж ее книг – более миллиона.

Закончив аспирантуру в Ленинграде, в 1974 году защитила диссертацию «Биология проломника северного как лекарственного растения». Выполнила материнский наказ: ее открытие помогает улучшить демографический климат родного Отечества.

Студенты преданно любят Лидию Нестеровну. Со своими выпускниками первых лет она встречается ежегодно в День учителя. Нынче летом не изменили многолетней традиции, собрались у любимого преподавателя. И столько было переговорено, столько стихов прозвучало, столько воспоминаний… Все практики под руководством Суриной «девчонки» помнят в деталях.

Свой девиз – «Я не степью хожу, я хожу по аптеке, разбираясь в ее травяной картотеке» – воспитанницы Суриной несут по жизни с гордостью.

«Мы помним ваши наставления по применению растений, ваши целебные салаты из цветков настурции, одуванчиков, листочков липы. Как мы верили, когда вы убедительно доказывали, что растения, травы нас кормят, лечат и одевают! А стихи Лермонтова, Драверта бальзамом наполняли наши души. Спасибо за все! Ваши студенты Люба Байнак, Люба Нестерова, Света Храмова, Надя Медведева, Оля Тюменцева».

На встречи с любимым педагогом приезжают в Тюмень из ближнего и дальнего зарубежья. Каждый оставляет на память стихи – в рифму, в прозе, белый стих. По большому счету – далекие от совершенства, но поразительно искренние. Читаешь и трудно сдержать слезы.

Ощущать высоту поднебесную, дышать свежим воздухом, чувствовать простор и раздолье, слышать шелест малой травинки – величайшее эстетическое благо для человека. И этому умеет учить молодежь педагог Сурина.

 

НЕБОЛЬШАЯ КВАРТИРА в старом доме на улице Ленина – обитель двух ученых, Суриной и Баранова – вместила каким-то чудесным образом массу книг и картин, ящиков с экспонатами, мебели из эпох давно забытых, всевозможных рукотворных поделок столько, что все это богатство просится в просторные залы Суриковского (ой, Суринского) музея. Если бы такой музей у нас был, то гости замирали бы и у картин, написанных нашей героиней. Да, картин, прекрасных по исполнению, содержательных, одухотворенных талантом автора. Картины эти удивительны тем, что написаны не кистью, а … иглой. Нет-нет, это не вышивка, это шелковая акварель, так называемая художественная живописная гладь.

Где берет мастер материал для своих работ? А где что подвернется. Для одной она больше месяца распускала по прядке мужской шарф, затем собственноручно подготовила особые краски, и только создав «фундамент», приступила к написанию пейзажа, над которым трудилась почти три года. Точнее, не трудилась, а колдовала. Это фантазия на тему Шишкинского шедевра «Среди долины ровныя». Любой, даже не знакомый с законами написания картины, поразится уникальности созданного иголкой чуда. Картину хочется не смотреть, а читать, любуясь световыми переходами, необъяснимо загадочными полутонами, таинственностью, недоговоренностью. Нет, не искусная вышивальщица, а настоящий художник подарила нам свое произведение. Даже первая работа «Анютины глазки», сделанная давным-давно, и сейчас не постарела – цветы будто только что сорваны, обрызганы для неувядания родниковой водой, цветут себе и цветут, радуя глаз. Несколько суринских работ с успехом экспонировались на выставках в Тюмени, Омске, Москве, получили награды и заслуженную зрительскую оценку.

Чтобы вышить образы Иисуса Христа и Богородицы, Сурина получила благословление церкви. Никогда не разрешала себе сесть за работу в плохом настроении или в сумрачный, ненастный день. Она заметила, как меняются лики святых от семейной обстановки в доме. Все хорошо, все ладится – картины как с подсветкой, одушевлены, будто каждая жилка на лице пульсирует. Поспорили, понервничали – свет ушел, появились темноватые штрихи. А солнечным утром ничего этого как не бывало.

Ее маленький шедевр «Дорога к храму» – вообще загадка. Огоньки в деревенских избах изображены таким образом, что кажется будто где-то на обратной стороне картины горят крохотные электрические лампочки. Эффект поразительный. Одинокий путник, добираясь до храма, устал – ты ясно видишь, как ему тяжело идти по сугробам. Здесь все живое, настоящее: и белые стены храма, и уснувшие деревья, и холодная прозрачность воздуха.

Для Лидии Суриной вышивка – продолжение ее основной работы. Это занятие дисциплинирует, врачует, приводит в порядок нервы, укрепляет память. Словом, наполняет жизнь свежими ощущениями, эмоциями. Нам, кому посчастливилось видеть эти произведения, остается только поражаться – как много умеет один человек, как много знает, как много дарит людям добра.

«Искусство маленьких шагов» – это способность сделать собственную жизнь большой и содержательной. Увы, дается это немногим – трудолюбивым, награжденным Богом талантом и способностями, умеющим отдавать. Лидия Сурина – в этом ряду избранных.

Но вот идею создания квартиры-музея категорически не принимает: «Мне бы успеть главное – людям помочь. Сколько у нас несчастных, больных, потерявших всякую надежду, – вот о чем думать надо. А музей… Все остается людям. Верю, что мои дети это тоже хорошо понимают…»

 

В ТО УТРО она была явно расстроена: на одном из каналов столичного телевидения прошел фильм из цикла «Знахарки». Снимали его летом 2012 года, отняли у Суриной несколько дней ее драгоценного времени. В кадре – озабоченная женщина, монотонно повествующая о пользе растений. Да ладно, может, в дни съемок Лидия Нестеровна просто не настроилась на живую беседу? Но вот пациенты, бодро рассказывающие, как избавила их от тяжелых недугов тюменская «знахарка» – этих пациентов Сурина в глаза никогда не видела. Ни один из них не обращался к ней за советом и помощью. Откровенная циничная «подстава». Как могла успокоила Сурину: малоизвестный телеканал, никто не видел этой «Знахарки»…

Не видел?! Пока мы общались, телефон «горел красным пламенем» – звонили из Казахстана, Германии, Израиля, Кузбасса… Терпеливо, дружелюбно объясняет: «Никому ничего не рассылаю. Не лечу, а консультирую. Не даю никаких рекомендаций по телефону. Хотите пригласить? Что, у вас нет поликлиник, больниц, врачей? Не надо себя напрягать. Фильм? Да забудьте его, пожалуйста…»

У Лидии Нестеровны хватает достоинства и мудрости, чтобы большие и маленькие неприятности встречать как дары судьбы. Такое дано только счастливым людям.

страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги

 
© 2011-2014 Издательство «Эпоха», © 2011-2014 Михаил Мельников, разработка сайта
Любое, В ТОМ ЧИСЛЕ НЕКОММЕРЧЕСКОЕ, использование материалов сайта категорически запрещено без согласования с издательством «Эпоха»