Н

Геннадий НЕЧАЕВ: не уйду, пока нужен детям

PDF Печать E-mail
Текст - Елена Черкашина/пресс-служба ГУВД по Тюменской области, фото из архива Геннадия Нечаева   

ГЕННАДИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ НЕЧАЕВ НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ.ТЮМЕНЬ, 2010 ГОД

ГЕНА С МЛАДШЕЙ СЕСТРЕНКОЙ

АНСАМБЛЬ ТАНЦА ЯЛУТОРОВСКОГО ГОРОДСКОГО ДВОРЦА КУЛЬТУРЫ (НЕЧАЕВ – ВТОРОЙ РЯД, ПЕРВЫЙ СЛЕВА)

РОДИТЕЛИ ГЕННАДИЯ НЕЧАЕВА: АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ И ЕЛЕНА АНДРЕЕВНА

РОДНОЙ БРАТ Г.А. НЕЧАЕВА ВЛАДИМИР. ПОГИБ ВО ВРЕМЯ ШТОРМА В 1952 ГОДУ В ВОЗРАСТЕ 16 ЛЕТ НА ОСТРОВЕ ШУГА

ТРЕНИРОВКА ПО САМБО В СПОРТИВНОМ ОБЩЕСТВЕ «ДИНАМО», 1979 Г.

ТЕАТРАЛЬНАЯ СТУДИЯ «ДЗЕРЖИНЦА», ПОБЕДИВШАЯ В ШЕСТИ (ИЗСЕМИ) ВСЕРОССИЙСКИХ СМОТРАХ ШКОЛЬНЫХ АГИТБРИГАД

СПОРТИВНЫЕ ЗАБАВЫ. НА ПЛЕЧАХ АЛЕКСАНДРА РЕПЕТОВА ПРИЗЕРЫ ПЕРВОГО ВСЕРОССИЙСКОГО ЧЕМПИОНАТА ДСО «ДИНАМО» В МОСКВЕ ЕВГЕНИЙ БОГОМАЗ И ВЛАДИМИР ИВАНОВ

ТРЕНИРОВКА АЛЬПИНИСТА-СКАЛОЛАЗА МАЙОРА МИЛИЦИИ АЛЕКСЕЯ ШАКИНА НА БАШНЕ

«ДЗЕРЖИНЦЫ» НА СУББОТНИКЕ НА СТАНКОСТРОИТЕЛЬНОМ ЗАВОДЕ, 1983 Г.

«НАШ ГЕН САНЫЧ» С ЛЮБОВЬЮ НАЗЫВАЮТ БОЛЕЕ 40 ТЫСЯЧ ВОСПИТАННИКОВ КЛУБА «ДЗЕРЖИНЕЦ» МАЙОРА МИЛИЦИИ В ОТСТАВКЕ ГЕННАДИЯ НЕЧАЕВА. ИМЕННО СТОЛЬКО ТРУДНЫХ ПОДРОСТКОВ ПРОШЛИ НЕЧАЕВСКУЮ ШКОЛУ ЖИЗНИ. ДЛЯ НИХ ОН БЫЛ, ЕСТЬ И НАВСЕГДА ОСТАНЕТСЯ ПЕРВЫМ ПОСЛЕ БОГА…

Его любви, заботы и внимания хватает на всех. Вот уже 36 лет под этим надежным крылом мужают и становятся настоящими людьми трудные подростки. Оглядываясь на прожитые годы, уникальный социальный педагог, чей опыт известен далеко за пределами России, с улыбкой вспоминает, как все начиналось…

Он родился в Ялуторовске в самой простой и обыкновенной семье: мать – крестьянка, отец – демобилизованный фронтовик – устроился работать в пожарную охрану Ялуторовского лесозавода. Неизвестно, как бы сложилась судьба мальчишки, не заставь его жизнь так рано повзрослеть. В двенадцать лет Геннадий потерял мать, и через какое-то время последующая женитьба отца не принесла в дом женской доброты, любви и ласки к осиротевшему подростку. Он стал убегать из дома, а вскоре и вовсе был исключен из школы за «примерное» поведение: заступился за слабого беззащитного одноклассника, хорошо проучив троих его обидчиков. Вторая женитьба отца тоже не вернула замкнутому подростку былого чувства семьи, и однажды он ушел из дома навсегда.

Но судьба оказалась более благосклонна, чем окружавшие его до этого люди: Геннадия приняли в местное училище механизации сельского хозяйства на комбайнера. Он со школы любил спорт, и с появлением новых тренеров увлекался всеми видами. Волейбол, штанга, бокс, футбол – все было и здорово для физически развитого паренька. Тогда он еще не знал, что именно спорт станет его путеводной звездой, а это училище – той самой отправной точкой. А пока он учился, жил в бараке, играл в духовом оркестре на басах, играл на танцах, танцевал в ансамбле, играл в футбол. Столь разносторонние увлечения объяснялись просто: начавшему радоваться жизни пареньку хотелось всего и сразу, и учиться понравилось так, что Ген Саныч до сих пор не может остановиться. Он участвовал во всех конкурсах, а потом еще и не на шутку увлекся футболом. Выступая на первенстве училища, с пенальти забил гол, команда выиграла, а его заметили в Исетском училище, где обучали на трактористов. Парня взяли туда, дали общежитие. В этом училище он получил первый разряд по футболу, работал в полную силу, начал серьезно заниматься лыжами, получив третий разряд, и окончил седьмой класс. В 14 лет Геннадий уже работал в совхозе «Беркут», потом – на кирпичном заводе, затем – укладывал шпалы. Вобщем, стал самостоятельным человеком и понял, что может прожить своим трудом. А дальше – была работа на Ялуторовском мясокомбинате. Здесь он научился обращаться с ножом и приобрел очередной жизненный опыт.

В армию Геннадия призывали с большим трудом: семь классов-то он окончил, а свидетельства об окончании не получил. После его долгих уговоров в военкомате сдались и отправили в Свердловский железнодорожный полк. Одновременно, проходя обучение на сержанта, продолжал плясать в армейской самодеятельности, играл за сборную полка в футбол и хоккей. Однажды замкомвзвода, мастер спорта и чемпион Уральского военного округа по самбо Арчил Мазмишвилли, спросил, кто поможет ему подготовиться к предстоящим соревнованиям. Геннадий, не раздумывая, ответил: «Я!» В течение месяца в сарае возле коров и сена чемпион отрабатывал приемы на Нечаеве, а к концу месяца… уже не смог побороть поднаторевшего в этом деле парня. Арчил позвал Геннадия пойти с ним дублером на чемпионат по Уральскому военному округу, и уже в первые же полгода Нечаев стал призером, заняв третье место.

После демобилизации замкомвзвода Геннадия оставили вместо него, а в конце следующего года он и сам стал чемпионом округа по самбо и до конца службы не уступил свой титул никому. В армии же поступил в Свердловский физкультурный техникум, но по окончании службы остаться в спортроте и пройти обучение в школе командиров отказался. Старшине Нечаеву нравилось быть первым, он добился успеха, но этого было слишком мало: нет, должно, непременно должно было быть что-то еще…

После демобилизации жизнь Геннадия диаметрально изменилась. Работая в Ялуторовском ДРСУ «Урожай» инструктором по спорту, он ездил по селам, организовывал соревнования. Затем, прознав про его спортивные таланты, последовало приглашение в СМУ-22. Здесь ему впервые дали в руки фотоаппарат и поручили снять все безобразия, связанные со строительством от невывоза строительного мусора до более серьезных нарушений. Он справился, и с тех пор вот уже 45 лет не выпускает фотоаппарат из рук. Снимки Геннадия взяла местная газета «Ялуторовский Ленинский путь», а потом и вовсе пригласила его к себе на работу. Через год – новый поворот в судьбе: чтобы не уподобиться двоим братьям-журналистам, сильно «уважающим» спиртное, бросив все, Геннадий перебрался в Тюмень.

Дальше была работа слесарем-сборщиком на заводе строительных машин, слесарем-сантехником на станкостроительном заводе, и, конечно же, любимый спорт. С его непосредственным участием команда станкостроительного завода выиграла первенство области.

Как начал заниматься с детьми, Геннадий Александрович помнит до мелочей. В 1966 году завод «Строймаш» организовал зимний лагерь для детей, и нужен был спортивный взрослый человек, кто смог бы поехать с ребятами на пару каникулярных недель. Услышав клич, Ген Саныч вызвался не раздумывая. В лагере он с пацанами залил каток, на котором потом они играли в хоккей и катались на коньках. Так восемь лет Нечаев и остался в лагере «Спутник», исполняя обязанности старшего вожатого, физрука, сторожа и вышибалы. А вскоре открылся подростковый клуб «Кижеватовец», первым начальником которого и стал Нечаев. Работа в клубе очень нравилась, как впрочем, и все, чем занимался Ген Саныч. Оперативное фотографирование на всех комсомольских мероприятиях увлекло тогда многих подростков, кто-то потом пошел работать фотокорреспондентом, как, например, Александр Фатеев, помощник начальника управления по охране специальных президентских объектов. Он до сих пор фотографирует в Москве. Общее дело, спорт и летний лагерь настолько сблизили ребят, что клуб стал просто семейным.

И вновь перемены… В 1974 году по решению партийного собрания Нечаева направили на работу в милицию. В УВД как раз организовался отдел по политико-воспитательной работе, и Ген Саныча определили курировать в отделе подростковыми клубами. По письменной просьбе завода его оставили наставником и в «Кижеватовце». В этом же году подростковый клуб «Дзержинец» остался без руководителя (первого начальника перевели в Москву), а за драки и распитие спиртного воспитанниками стал вопрос о ликвидации клуба. И тут словно кто-то дернул Ген Саныча за язык: «Дайте я попробую!» И он попробовал…

Прошло 36 лет, но Геннадий Нечаев до сих пор помнит свой первый рабочий день в клубе. Он заглянул в «хитрое» местечко в Башне: там из трехлитровых банок подростки распивали вино. Предложили ему. Выражение лица нового начальника, испытывавшего жгучую ненависть к спиртному, не позволило пятнадцати пьяным подросткам затеять драку. Целый год потом Нечаев боролся за них, но все оказалось тщетно. Больше не имея желания заниматься и поняв, что с ним не совладать, подростки стали вредить: подкарауливали детей у Башни и избивали, чтобы и те бросили занятия. Так продолжалось два с половиной года, пока как-то днем под эту молотилку не попали двое сыновей председателя облисполкома. Он вызвал Нечаева к себе и потребовал ответа за случившееся безобразие. И очень удивился распорядку дня Ген Саныча, который вот уже три года как проводил тренировки в клубе лишь с шести до девяти утра и в эти же часы вечером, а все остальное время был на работе в УВД. Так по приказу высокого чиновника Нечаев с 1977 года стал начальником «Дзержинца», а его функциональные обязанности в политотделе сократились до фотографирования.

Работа в клубе стала налаживаться. Будучи хорошим самбистом, Ген Саныч договорился с «Динамо», и ему выделили время в спортзале. Динамовские спортсмены до сих пор удивляются, как в шесть часов утра в спортзале собиралось до 200-300 подростков, и всегда был порядок. Помощь «Динамо» оказалась весьма продуктивной: Нечаев вырастил хороший актив, своих первых помощников.

В 1979 году, когда по стране прокатился бум карате, Геннадий Александрович направил и своего человека на аттестацию, но тот не прошел. Второй и третий тоже потерпели фиаско, и тогда Нечаев отправился сам. Аттестовался, и стал не только первым аттестованным тренером по линии МВД и по линии спорткомитета СССР, но и вошел в состав комиссии обкома партии по контролю за развитием карате в Тюмени и Тюменской области. В этом виде спорта под его руководством вырос до чемпиона мира тоболяк Соснин. Чемпионом Советского Союза стал Камиль Муcин, который уже два года подряд становится чемпионом мира «по старикам». Серебряным призером России среди юношей стал Алексей Пестряков. Чемпионы России – Павел Мясников, Владимир Иванов и Евгений Богомаз – были признаны лучшими по технике карате на Всероссийских соревнованиях «Динамо».

Несмотря на отличные результаты, неугомонный Ген Саныч и не думал останавливаться на достигнутом. В начале 80-х с помощью председателя облисполкома и председателя Центрального районного совета депутат Нечаев начинает строительство приюта – Центра социально-педагогической реабилитации детей и подростков. Своими силами воспитанники Центра возвели пристрой к Башне, установили плиту, на которой для детей пекла замечательные булочки повариха из Ембаевского детского дома, а на дачных участках Нечаева сажали картошку и морковь. Приют назвали «Борей» в честь северного ветра, раздирающего тусклый свет лучом солнца. 20 лет вытащенные Нечаевым из подвалов и подворотней подростки находили приют в Центре. Он приводил их в Башню, приобщал к спорту и просто учил быть людьми. Позднее Центр постигнет горькая участь: после выступления Нечаева в столице на научной конференции деньги, выделенные Москвой на завершение строительства приюта, куда-то исчезнут, а в феврале 2010 года пристрой и вовсе снесут.

…Шло время, началась перестройка. Новые веяния… и клуб «Дзержинец» вновь попал под пристальное внимание новых чиновников. Начались постоянные проверки, в ходе которых некомпетентных в социальной работе «инспекторов» больше интересовало, сколько Нечаев дает детям масла, а не сама работа и ее результаты. А ведь к этому времени Геннадий Александрович в 39 школах организовал отряды «Дзержинец», и на мероприятиях собирались до пяти тысяч подростков, будь то соревнования или субботник.

В 1985 году Ген Саныч получил первый инфаркт: новый завгороно вдруг объявил его систему антисоветской, а Нечаева – антипедагогом. Дело его жизни рушилось на глазах. Он забрался на самый верх Башни, посмотрел вниз и… вся жизнь промелькнула перед глазами. «Нет, не дождетесь!» - решил Нечаев и, собрав все материалы, отправился в Москву. Светлана Беличева, защитившая докторскую диссертацию на базе клуба, дала Ген Санычу «зеленый свет» и проходной балл на президиум академии педагогических наук. Ему предоставили десять минут, по истечении которых еще полтора часа Нечаев отвечал на вопросы собравшихся. Его труд был признан новаторским, передовым и заслуживающим особого внимания. Кстати, по данной тематике Ген Саныч в 1987 году на ВДНХ получил серебряную медаль.

По возвращении Нечаева в Тюмень с такими регалиями завгороно был снят с должности, но эта победа оказалась горькой: за два года восстановления сил и здоровья после инфаркта и поездку в Москву дзержиновские школьные отряды были уже развалены. Ребята – выросли, кого-то забрали в армию.

Сколько крови было выпито у талантливого соцпедагога Нечаева за годы работы с трудными подростками! Взять, к примеру, замечательно оправдавший себя опыт совместной работы со студентами. Тогда Геннадия Александровича сняли с работы начальника инспекции и перевели в Центральный РОВД, выделив большой участок, на котором на учете состояло 59 подростков. Нечаев пошел к начальнику Тюменского госуниверситета и, объяснив ситуацию, попросил в помощь студентов. Начальник университета предложил ему организовать ФОП (факультет общественных профессий), на который сразу же записались 85 человек, преимущественно девушек. Прежде чем идти с ними в подвалы и подворотни, Нечаев обучил девчонок приемам самбо и карате. Сформировалась мощная группа. Трудных подростков разделили на всех студентов, и в течение 3-х месяцев у Нечаева на учете осталось лишь девять человек. Тут сразу же поднялись завистники, и за «плохую» работу Нечаева вызвали «на ковер» к начальнику УВД Валерию Борисову. Правда, после объяснения руководству своей стратегической линии Геннадия Александровича оставили в покое.

Или взять, к примеру, нынешнюю эпопею с закрытием детской академии лидерства. Сюда отчаявшиеся родители приводили больных детей, и Ген Саныч, что называется, поднимал их на ноги. Для того чтобы вести академию, Нечаев поступил в МГУ в международную академию лидерства при МГС-сервис и в 2004 году окончил ее с красным дипломом. При медицинской академии окончил курсы спортивного лечебного массажа. За время работы детской академии через руки Нечаева прошло 60 ребятишек, и у всех появились хорошие результаты. Родители, не веря глазам, разводили руками, как такое может быть: из практически безнадежных сделать гибких, спортивных ребятишек. А теперь вдруг пришла оптимизация педагогического процесса… И ее помог накопленный за многие годы работы опыт, и общественное признание: некогда выигранный приз «Известий» ЦК ВЛКСМ, ЦК КПСС, спорткомитета СССР, ЦК ДОСААФ – диплом за лучшую постановку физкультурно-массовой работы по месту жительства; полученная в 1999 году грамота Государственного Комитета РФ по делам молодежи «За плодотворный труд по реализации государственной молодежной политики и личный вклад в воспитание молодого поколения».

Но несмотря на все препятствия, целеустремленный пенсионер МВД, перенесший три инфаркта, все же не опускает руки. Сегодня он получает третье университетское образование. В скором времени сегодняшний студент третьего курса станет специалистом в области компьютерной графики и веб-дизайна. Эти знания Ген Санычу необходимы, чтобы, занимаясь любимым делом, совершенствовать свою разностороннюю работу. К слову сказать, что все, чем бы ни занимался, он делает основательно, стремясь стать настоящим специалистом. Так, будучи влюблен в фотографирование и видеосъемку, в 1980 году Нечаев умудрился поступить в Ленинградский техникум Госкино, а в 1982 году уже закончил Тюменский госуниверситет, получив специальность преподавателя истории и обществоведения. Когда затеял работу с ФОПом, вместе с выпускницей филфака и своей помощницей Ольгой Селивановой пошел учиться социальной работе.

Дальнейшие планы Нечаева? Поступить и закончить физкультурное отделение в Тюменском госуниверситете, вместе с Ольгой освоить английский язык (он уже заказал 300 уроков на DVD), открыть детскую фото-видео студию. А мечта… та же стратегия: она переходит в цель, цель – в действие, через которое и получается результат. Ген Саныч мечтает, чтобы хотя бы одно поколение из детской академии протянуть до армии, а посему 70-летний пенсионер держит себя в хорошей физической форме.

Казалось, за годы борьбы с нежелающими на самом деле вникать в детские проблемы чиновниками он должен был выгореть до тла. Но нет, еще остались силы у нашего Ген Саныча! Пока он будет нужен хотя бы одному подростку, ни за что не свернет с выбранного пути. И не помогут никакие запреты, когда дело касается жизни ребенка. Ведь если не он, то кто?

Воспитанники Нечаева повсюду. Андрей Конопля… Ген Саныч вытащил его из бандитской группы, которая «шерстила» тюменцев, срывала меховые шапки. Приобщив парня к спорту, Нечаеву пришлось еще два года отвоевывать парня у банды, провожая и встречая со школы и, выделив секретное место для проживания в Башне. Отслужив в армии на Дальнем Востоке в погранвойсках, Андрей открыл там юридическую фирму, и сегодня возглавляет Фонд по борьбе с организованной преступностью и коррупцией на Дальнем Востоке. А член Правительства Российской Федерации Константин Авдеев… Бывший отъявленный хулиган вытащил из Чечни более 200 пленных соотечественников. Ольга Селиванова – нынешний директор «Дзержинца». Она пришла в клуб в шестнадцать с половиной лет, прошла нечаевскую школу, защитила докторскую диссертацию, доцент, профессор, работает в государственной Думе в комитете по делам молодежи, заведуя секцией социальной работы, выпустила первый учебник. Есть его ребята и в милиции, и окончившие ТВВИКУ.

Вот уже два года Геннадий Александрович – входит в состав Общественного совета при ГУВД по Тюменской области. Консультант Центрального музея МВД РФ, лауреат «Всероссийских макаренковских чтений», единственный в области обладатель ордена святого Благоверного царевича Димитрия, Московского и Угличского чудотворца (пожалованный ему Патриархом Московским и всея Руси Алексием II «за особые заслуги в попечении о детях») Нечаев - один из активнейших членов Совета, безотказный помощник пресс-службы ГУВД. Эта работа стала для него новым дыханием, а потому и отдается ей как привык - без остатка.

Он верит в бога, но не строит из себя земной культ личности. Не требует слов благодарности, отдавая на детское благо весь свой теоретический и практический арсенал. Главное – детских смех, горящие глаза, доверие, доброта и желание целенаправленной деятельности на пути к мечте. Зацепив и увлекши подростка, нужно не упустить момент его перелома. И еще нужна любовь: настоящая, без фальши и притворства. Только так можно вернуть обществу полноценного гражданина.

Приходит время мудрости и насыщения, но нельзя останавливаться на достигнутом. Искать что-то новое и учиться – таков рецепт востребовательности Нечаева. Он считает себя самым удачливым и счастливым, потому что везде был востребован и всегда занимался любимой работой. Пусть радуются люди вокруг, пусть кто-то отогреется рядом, пусть даже воспользуются тобой. Но ты же сильнее, а значит, богаче. Так отдай, поделись своей любовью, опытом, вниманием, как до сих пор делится своей душой наш Ген Саныч. Он полностью согласен с Макаренко: «Провести подростка по богатым дорогам жизни среди цветов и вечных бурь может каждый, если действительно захочет это сделать». А сделать бы хотелось еще очень многое: вновь открыть приют, возобновить занятия в детской академии лидерства, отогреть своей любовью и душевным теплом столько детишек, насколько хватит его необъятного неравнодушного сердца…

страницы книги страницы книги

 
© 2011-2014 Издательство «Эпоха», © 2011-2014 Михаил Мельников, разработка сайта
Любое, В ТОМ ЧИСЛЕ НЕКОММЕРЧЕСКОЕ, использование материалов сайта категорически запрещено без согласования с издательством «Эпоха»