М

Нефтяник МУРАВЛЕНКО

PDF Печать E-mail
Текст - Юрий Переплёткин, фото из архива Фонда имени В.И. Муравленко   

ВИКТОР ИВАНОВИЧ МУРАВЛЕНКО

Конечно же, тюменскую землю разбудили геологи. Это они расчертили тайгу и тундру линиями сейсмических профилей, они прослушивали недра, обозначали точки для бурения, строили скважины и салютовали нефтяными фонтанами. На это ушли годы, но зато страна узнала про Шаим, Сургут, Усть-Балык, Мегион, Самотлор.…Однако настоящее преобразование крупнейшей в Советском Союзе области началось с приходом нефтяников. 12 июня — 5 июля 1965 г. постановлениями Совмина СССР и Совмина РСФСР было создано Главное Тюменское производственное управление по нефтяной и газовой промышленности («Главтюменнефтегаз»). Его начальником утвердили В.И.Муравленко. Он руководил главком двенадцать лет, вплоть до своей кончины. Период освоения нефтегазовой Сибири, создания главной топливно-энергетической базы нашего государства — поистине героическая эпоха. Целое созвездие ярких имен, удивительных судеб, фантастических производственных достижений стали символами того неповторимого времени.

Особое место в истории занял именно первый начальник «Главтюменнефтегаза».

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

Виктор Иванович Муравленко

НЕФТЬ начали добывать еще в 1964 году, до появления главка. Тогда в Омск на переработку по воде были отправлены первые 200 тыс. тонн тюменского «черного золота». На следующий год «Главтюменнефтегаз» отрапортовал: есть миллион тонн! И пообещал увеличение добычи.

Руководство страны было кровно заинтересовано в поставках сырья из новой провинции. В основополагающих партийных документах сибирякам были определены директивные цифры: к 1970 году добыть 20-25 млн тонн нефти. 25 миллионов! Промысловики Баку к такому уровню шли почти сто лет. Тюмень всего за пятилетку превзошла этот рубеж: страна получила 31,4 млн тонн.

Главк стремительно наращивал объемы и скорости бурения. Доподлинные слова Виктора Ивановича, произнесенные им, когда он прибыл в Тюменскую область и приступил к работе по созданию совершенно новой для этих мест отрасли индустрии, звучали так:

«Бурение – вот наш передний край! Мудра старая поговорка буровиков: нефть – на кончике долота... Перспективы развития экономики нефтедобывающей промышленности определяются в первую очередь организацией и темпами буровых работ. Здесь, на нефтяном Севере, нам следует отработать в бурении свою технологию, позволяющую повысить скорости проходки. Вот тогда мы сумеем широко расправить плечи, дать стране нефть...»

Говоря фразу, которая стала в Западной Сибири поистине крылатой, первый руководитель нефтяного главка ссылался на «старую поговорку буровиков». Что касается «переднего края», то в те годы за нефть шла настоящая борьба, напряженная, трудная, и использование таких фронтовых терминов, как «наступление», «передислокация», «плацдарм», «передний край» было вполне оправданным. Неслучайно самого Муравленко и в разговорах, и в официальных выступлениях, и в средствах массовой информации именовали то нефтяным маршалом, то генералом, то предводителем нефтяного воинства, то командармом.

Гигантский разворот событий, которые планировались и осуществлялись нефтяным штабом во главе с В.И.Муравленко, превращал заболоченные просторы в индустриально развитой регион с новыми городами и поселками, заводами и промыслами, речными портами и аэродромами, железными и шоссейными дорогами, мощными ЛЭП и электростанциями…

ТЮМЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ уверенно выходила в лидеры среди основных нефтедобывающих регионов государства. Опередила Баку, а потом и «второе Баку» – Поволжье. Неслучайно Западную Сибирь именовали порой «третьим Баку». Однако здешние месторождения во многом отличались и от апшеронских залежей, и от жигулевских продуктивных пластов. Главным образом, недоступностью. Все известные методы освоения тут не годились. Требовались новые подходы, новые технологии, новая техника. Идеи нужны были! Дерзкие идеи, нестандартные решения, неожиданные, порой парадоксальные предложения.

Муравленко это понимал и горячо поддерживал новаторов. Настойчиво предлагал искать и пробовать. Буровые на воздушной подушке, искусственные острова для скважин, дороги на промороженной основе, крупноблочный монтаж… Не все в итоге выдерживало проверку практикой, но большинство новинок оправдало себя и помогало непрерывно наращивать добычу нефти.

Кроме личных качеств начальника главка успеху дела способствовали его надежные связи с руководителями отрасли и государства. Так уж случилось, что с министром нефтяной промышленности СССР В.Д.Шашиным его связывала давняя взаимная симпатия. С председателем Госплана СССР Н.К.Байбаковым Виктор Иванович был не просто знаком, а дружен много лет. Председатель Совета Министров СССР А.Н.Косыгин относился к Муравленко с большим уважением и доверием. Так что начальник «Главтюменнефтегаза» без особого труда входил в нужные ему московские кабинеты, где ему удавалось разрешать проблемы самой высокой степени сложности.

Однажды сотрудники главка были немало удивлены, увидев на вешалке в приемной начальника длинную вереницу генеральских шинелей и гирлянду папах. Судя по погонам, в кабинете Муравленко находились крупные авиационные командиры. Что привело их в далекую провинциальную Тюмень?

Вскоре все выяснилось. Главку надо было срочно доставить на Север много тяжеловесного оборудования и техники. Виктор Муравленко при поддержке правительства убедил министерство обороны выделить в помощь тюменским нефтяникам большегрузные самолеты Ан-12 (на 16 тонн) и Ан-22 (на 80 тонн). Высокие чины прилетели в Тюмень, чтобы обсудить возможность использования воздушных военно-транспортных судов в сибирских условиях. Речь шла об удлинении взлетно-посадочных полос, системе заправок, содержании экипажей и многом другом. Так или иначе, но громадные лайнеры загудели-таки в тюменском небе!

ВИКТОР ИВАНОВИЧ руководил наступлением на нефтяную целину по всем направлениям – не только в небе, но и на земле. Тяжелое бездорожье быстро выводило из строя отечественные автомобили, машин катастрофически не хватало. И тогда Муравленко обратился к специалистам Чехословакии, где выпускались самосвалы «Татра»: помогите Тюмени! Автомобилисты дружественной страны охотно откликнулись. Были оформлены соответствующие договоренности, закреплены взаимные обязательства, и чешские «Татры», которые в ходе эксплуатации постоянно совершенствовались, буквально заполонили трудные дороги Среднего Приобья…

А сколько видов буровых установок поступило в Тюменскую область! Проходчики ставили на них всесоюзные рекорды скорости, но постоянно находили возможность улучшать станки, сделать их легче, удобнее, компактней. Муравленко, сам буровик по специальности, нередко лично занимался этими вопросами. С молодым директором «Уралмаша» Николаем Ивановичем Рыжковым, будущим главой правительства, он неоднократно встречался прямо в цехах предприятия. Они вместе перебирали чертежи буровых установок, на ходу вносили усовершенствования, и «завод заводов» четко выполнял все заявки тюменцев.

По существу, районы нефтедобычи в 60-70-х годах в той или иной мере были опытными лабораториями, исследовательскими полигонами. Здесь проводились испытания, здесь же осуществлялось и внедрение. Действовала прямая и обратная связь между кабинетами специалистов главка, проектировщиков, научных работников институтов и – буровыми, нефтепромыслами. Таким образом, под началом Муравленко был получен замечательный сплав науки и производства, который позволил быстро выйти на небывалые объемы бурения и добычи. И произошло это прежде всего потому, что таким «сплавом» ученого и инженера-производственника являлся сам Виктор Иванович.

«С благословения» В.И.Муравленко на нефтепромыслах Тюмени родились многочисленные уникальные технические решения. Среди них – гидромониторные долота в сочетании с турбинным способом проходки; облегченные бурильные трубы из алюминиевых сплавов, которые впервые появились в Куйбышеве и были там проверены Виктором Ивановичем в производственных условиях; прокладка среди топей и болот знаменитых ледовых дорог, способных работать круглый год; передвижные буровые станки на железнодорожной основе; ускоренный монтаж установок и газотурбинный привод. Были решены многие сложные вопросы организации труда, диспетчерской связи и служб, обустройства месторождений и северных городов.

Созидательный потенциал начальника «Главтюменнефтегаза» дал колоссальный результат. В сложнейших природно-климатических условиях добыча нефти росла такими темпами, каких не знала история нефтяной промышленности страны, да и мировая практика. Если в год своего рождения главк назвал первый миллион тонн «черного золота», то в 1975-м, спустя всего десять лет, рапортовал уже о 148 миллионах, а к 1988 году при той отраслевой системе, которую создал и выстроил В.И.Муравленко, был достигнут максимальный уровень нефтедобычи – 394 миллиона тонн!

Фантастика, ставшая действительностью.

ВИТЯ МУРАВЛЕНКО родился 25 декабря 1912 года в казачьей станице Незамаевская, расположенной у берегов неторопливой ласковой Еи, что в Краснодарском крае. Кстати, в тех же местах протекает небольшая речушка Кудако, где в 1864 году была пробурена скважина, из которой ударил первый в России нефтяной фонтан. Факт знаменательный.

Окончив в станичной школе девять классов, сын приехал в Чечено-Ингушетию, где тогда работал отец, и между ними состоялся памятный разговор, определивший дальнейшую судьбу Муравленко-младшего. «Если ты еще не выбрал дело жизни, – сказал Иван Васильевич, – то здесь недалеко, у села Стерч-Керч, разведчики ищут нефть, бурят. Работа настоящая, для мужчин. Мой совет: иди к ним, не пожалеешь».

Мальчика приняли помощником моториста в буровую контору треста «Грознефть», а спустя три года он поступил в Грозненский нефтяной институт на специальность «бурение нефтяных скважин». По распределению прибыл в Баку на промысел имени Молотова. Там, на знаменитом нефтяном Апшеронском полуострове, в Лок-Батайской конторе бурения молодой проходчик Муравленко понял и запомнил на всю жизнь: теория, даже отлично изученная, приобретает силу только в соединении с практикой. Так что новоиспеченный инженер начинал бурильщиком, стоял у рычага тяжелой лебедки и со временем получил квалификацию бурового мастера.

Это было время, когда между Волгой и Уралом рождалась новая крупная нефтяная провинция – «второе Баку». Туда направили большой отряд специалистов из Баку и Грозного. В их числе оказался и отслуживший свой срок в Рабоче-крестьянской Красной Армии Виктор Муравленко.

Далее служебный и профессиональный рост будущего предводителя тюменских нефтяников был подчинен нуждам и требованиям народного хозяйства страны. Он – инженер по оборудованию на строящихся промыслах треста «Сызраньнефть», затем руководитель комсомольско-молодежной бригады, которая вела проходку намного быстрее, чем в среднем по предприятию, и одной из первых получила промышленную нефть Куйбышевской области. Три года работы в «Сызраньнефти» стали для Муравленко хорошей жизненной школой. Именно там он приобрел навыки умелого общения с людьми, взаимоотношений с коллективом, превратился в настоящего руководителя, профессионала. Завязывается дружба, которая продлится многие десятилетия, с Н.К.Байбаковым – тогда он был начальником объединения «Востокнефтедобыча», потом первым послевоенным наркомом нефтяной промышленности, а еще позднее – председателем Госплана СССР.

В 1940 ГОДУ на Дальнем Востоке создается объединение «Дальнефть». Инженера-коммуниста В.И.Муравленко направляют на Сахалин в поселок Армудан начальником нефтеразведки. Разработка дальневосточных месторождений приобретает исключительно важное значение. Начинается война. Муравленко просится на фронт, но получает отказ. Танкам и самолетам необходимо горючее! В 1944 году он – главный инженер треста «Дальнефтеразведка», а в 1945 – начальник отдела добычи и бурения «Дальнефтекомбината». На сопках и в болотистых низинах в холодную зимнюю стужу и в палящий летний зной разведчики недр трудились не думая об отдыхе. Муравленко решал хозяйственные вопросы, внедрял передовую технику, открывал широкий фронт деятельности для промысловиков. На Дальнем Востоке Виктор Иванович получил свою первую правительственную награду – медаль «За трудовую доблесть».

В 1946 году его отзывают обратно во «второе Баку». В Поволжье разворачивается масштабное нефтяное строительство. Жигулевские горы – там нефть была упрятана под панцирем древних пород на глубине двух-трех километров. Возникало множество технических сложностей. В.И. Муравленко – директор конторы бурения, управляющий трестом «Ставропольнефть», начальник объединения «Куйбышевнефть», заместитель председателя Куйбышевского сов-нархоза, начальник управления нефтяной промышленности Средне-Волжского совнархоза…

Два десятилетия напряженного труда. Виктор Иванович с женой, Клавдией Захаровной, которая стала его верной подругой и спутницей со студенческих лет, жили в скромной квартире с самой простой мебелью. В Поволжье окончил школу и институт старший сын Валерий, тоже буровик, там же родился и младший – Сергей, избравший такой же трудный путь первопроходца-нефтяника.

Ну а наиболее ярко организаторские способности В.И.Муравлен-ко, его талант крупного руководителя, политика, воспитателя и ученого проявились в Тюменской области.

Как-то журналисты спросили сына Виктора Ивановича, депутата Государственной Думы России Сергея Муравленко, тоже нефтяника: он выбрал свою профессию в знак уважения к отцу?

– Наверное, хотя трудно предположить, что я мог выбрать что-то другое: разговоры о нефти я слышал дома с пеленок. Когда подрос, отец начал, похоже, уже целенаправленно обращать меня в свою профессиональную веру – брал с собой на промыслы, на буровые. Еще в Куйбышеве, когда мне было десять-двенадцать лет. А затем, когда переехали в Тюмень и до окончания школы оставалось полтора-два года, отец начал серьезные разговоры, агитировал без нажима, но, как всегда, настойчиво. А меня и агитировать-то особенно не надо было. Перед глазами был пример такой преданности профессии, своему делу, что выбор напрашивался сам собой. Отец еще мог перейти на аппаратную работу в Москву, в министерство, и предложения, знаю, такие были и, наверное, гарантировалась работа полегче, быт получше. Но он на это не шел, даже не мыслил себя, думаю, без практического производства…

ШКОЛУ МУРАВЛЕНКО прошел не только его сын – выдержали проверку временем многие будущие «нефтяные генералы», президенты компаний, председатели советов директоров: В.А.Городилов, В.Л.Богданов, Ю.Н.Вершинин, А.Е.Путилов, Л.И.Филимонов, В.Ю.Алекперов, В.С.Медведев, А.В.Сивак, В.А.Парасюк, В.И.Отт и другие. Они его ученики, и каждый в своей сфере продолжает дело наставника и учителя.

Муравленко-производственника в области (и не только в области!) прекрасно знали. А вот его научная деятельность и связанные с ней коллизии мало кому известны. Этот пробел восполнил В.Е.Копылов, доктор технических наук, бывший в «эпоху Муравленко» ректором Тюменского индустриального института.

Виктор Ефимович сообщает: получение ученого звания профессора открыло В.И.Муравленко, не имевшему ученой степени кандидата наук, путь к защите докторской диссертации. О подготовке докторской в общепринятом смысле не приходилось и думать: ни времени, ни достаточной для существующих требований к диссертации возможности обработки материалов у него не было. Наиболее реальный путь – оформление защиты доклада по совокупности опубликованных работ. Их список, включающий более 30 названий, в том числе несколько брошюр и книг, позволил сделать достаточно солидный, интересный и содержательный доклад, способный удовлетворить любой, самый представительный и требовательный орган. С 1968 года В.И. Муравленко состоял членом совета института по присуждению ученых степеней и, как профессор и знаток производства, способствовал требовательному обсуждению выдвигаемых на защиту работ.

Однажды, замечает В.Е.Копылов, мы встретились в кабинете Виктора Ивановича. Пили чай. Постепенно разговор был сведен к проблемам его докторской защиты. Ему не хотелось представлять работу в один из советов Москвы или Уфы. В те годы стало реальным открытие докторского совета по бурению при нашем институте, и Муравленко надеялся на защиту в местных условиях.

ВЫСОКИЙ инженерный уровень технических решений, полученных В.И.Муравленко, не вызывал сомнений у специалистов нефтяной промышленности, у зарубежных делегаций, посещавших Западную Сибирь в те годы. Признанием его заслуг были многочисленные поездки за рубеж. Он был в Канаде (1966 год), где знакомился с достижениями в области бурения скважин в условиях, сходных с тюменскими. В Финляндии (1967 год) его интересовали достижения домостроения в суровых северных краях. Виктор Иванович был на Всемирных выставках в США и Японии (1970 год), как член парламентской делегации посетил Венесуэлу (1972 год) и ее нефтяные промыслы, а в 1974 году состоялась поездка в Чехословакию. Он консультировал иракских специалистов по вопросам добычи нефти и проектирования системы поддержания пластового давления на месторождении Северная Румэйла. Наконец, в 1975 году Муравленко должен был выступить с докладом в Токио на IX Всемирном нефтяном конгрессе. Доклад был там зачитан, однако сам Виктор Иванович по ряду причин в Японию выехать не смог.

Имеется несколько официальных отзывов крупных ученых на доклад профессора В.И.Муравленко «Исследования по совершенствованию и технологии бурения скважин применительно к условиям нефтяных месторождений Западной Сибири», представленный на соискание ученой степени доктора технических наук. Отзывы мало сказать положительные – иной раз просто восторженные, что не очень согласуется со строгой научной терминологией.

В архивах нашлось даже письмо, адресованное председателю ВАК в 1974 году министром нефтяной промышленности СССР В.Д.Шашиным и министром газовой промышленности СССР С.А.Оруджевым. Вот несколько абзацев из него:

«…Своими научными трудами и изобретениями, а также активной инженерной и организаторской деятельностью профессор В.И.Муравленко внес существенный творческий вклад в создание в Западной Сибири крупнейшей нефтегазодобывающей базы страны.

НАУЧНЫЕ ТРУДЫ и изобретения В.И.Муравленко, выполненные им самостоятельно и в соавторстве с новаторами руководимого им крупного коллектива производственников, носят комплексный характер и имеют первостепенное значение при производстве буровых работ в крайне сложных природно-климатических условиях на заболоченных и обводненных площадях.

В результате широкого внедрения в беспрецедентных условиях Западной Сибири комплекса научно обоснованных решений в области нефтяного и энергетического машиностроения, а также уникальных разработок по сооружению, транспортировке буровых установок и технологии бурения нефтяных и газовых скважин объем буровых работ по «Главтюменнефтегазу» был увеличен с 310 тыс. метров в 1966 году до 2.300 тыс. метров в 1973 – в основном за счет роста производительности труда. Благодаря этому были обеспечены высокие темпы добычи нефти…

…В связи с перенесенным Муравленко в конце 1973 года тяжелым заболеванием и учитывая, что по состоянию здоровья он длительное время будет лишен возможности выступить с публичной защитой, ходатайствуем, в виде исключения, о присуждении В.И.Муравленко ученой степени доктора технических наук без защиты диссертации, в порядке, предусмотренном инструкцией ВАК».

К сожалению, шли месяцы, а защита докторской откладывалась. Сначала причиной тому была реорганизация ВАК, затем в индустриальном институте был ликвидирован совет по защите не только докторских, но и кандидатских работ, ухудшилось здоровье соискателя. Настойчивое обращение института в ВАК с просьбой о разрешении на защиту по совокупности опубликованных работ остались без ответа… Проходили годы, материалы старели, и защита становилась все более проблематичной.

В.Е.Копылов свидетельствует: «Вспоминается одна из встреч в первой половине 1977 года. Виктор Иванович только что перенес инфаркт, полностью от него еще не оправился. В разговоре упоминал Куйбышев, мечтал вернуться в Поволжье работать на кафедре бурения политехнического института, отойти от производственных дел, полностью посвятить себя педагогической деятельности…»

Все эти драматические обстоятельства были известны довольно узкому кругу людей. А для большинства тюменцев В.И.Муравленко остался в памяти гениальным производственником и организатором, превратившим сельскохозяйственную область в промышленный регион со стремительно развивающейся нефтяной и газовой индустрией.

ГО НЕ СТАЛО жарким летним днем 1977 года. Виктор Иванович Муравленко скончался в Москве 15 июня, за день до начала работы сессии Верховного Совета СССР, на которую тюменский депутат и прибыл из Сибири.

О последних часах жизни знаменитого нефтяника подробно рассказывал А.Н.Филимонов, тоже Герой Труда, четверть века проработавший на тюменских промыслах. Он прилетел в столицу на пленум ВЦСПС и в полдень 15 июня встретил Виктора Ивановича в Министерстве нефтяной промышленности СССР. Попланировали: намеревались посетить вдову умершего в марте нефтяного министра В.Д.Шашина, решили также съездить в больницу на Ленинских горах, где лечился буровой мастер из Нефтеюганска М.И.Сергеев. Но… перед этим Муравленко должен был побывать на «беседе» у нового министра Н.А.Мальцева, с которым отношения у начальника тюменского главка складывались трудно.

Вместо часовой «беседы» Мальцев продержал начальника главка в своем кабинете свыше двух часов. Когда Виктор Иванович вышел, Филимонов как раз отлучился на десять минут, встретив коллегу по работе на Севере. А вернувшись, увидел: двое парней ведут Муравленко под руки. Филимонов подбежал, предложил Виктору Ивановичу прилечь на диване в министерской приемной, хотел вызвать врача.

Но, видимо, тяжелый разговор состоялся с Мальцевым, и Муравленко отказался. Мол, отлежусь в гостинице. Его вывели на улицу – как назло, ни одной «Волги». Жара под 30 градусов, и водители перегнали машины в ближайший переулок, в тень. Пока Филимонов бегал, объяснялся с шофером, знакомый переводчик увез Виктора Ивановича в гостиницу на своих «Жигулях». Александр Николаевич – следом, но оказалось, что Муравленко остановился не в «Москве», как обычно, а в «России»… Короче, пока Филимонов добрался до западного вестибюля, Виктора Ивановича уже положили на носилки и накрыли простыней… Изношенное сердце легендарного нефтяника не выдержало перегрузок.

Умер хороший человек, прекрасный руководитель и заслуженный государственный деятель – Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, кавалер четырех орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции и других наград, депутат Верховного Совета СССР, профессор… Понятное дело: во всех центральных газетах – некрологи, подписанные первыми лицами партии и правительства, науки и производства. Явление далеко не рядовое, но, надо признать, подобное бывало. И случалось, что после пространных некрологов и торжественных прощаний наступала глухая полоса забвения. Жил человек – и канул в небытие…

К счастью, Виктору Ивановичу Муравленко судьба отвела в истории особое место. Высокую миссию сохранения памяти о великом нефтянике, о его соратниках, о делах крупнейшего в СССР главка взяла на себя ставшая известной на всю страну Тюменская областная общественная организация – Фонд имени В.И.Муравленко. Нынешний президент Фонда С.Д.Великопольский так рассказывает о его возникновении:

«Когда со дня смерти Виктора Ивановича минуло 20 лет, я работал генеральным директором ООО «ЮКОС-Тюмень». В день памяти, 15 июня 1997 года, собрал по собственной инициативе более семидесяти ветеранов «Главтюменнефтегаза» и нефтяников, переехавших с Севера на постоянное место жительства в Тюмень, пригласил руководителей города, области… Мы возложили цветы на могилу Муравленко, а потом помянули его по русскому обычаю.

За столом вспомнили, что 25 декабря исполнилось бы начальнику главка, будь он жив, 85 лет. Тут же Р.И.Кузоваткин, П.П.Коровин, Г.И.Папин, Г.П.Запорожец и другие поручили мне возглавить подготовку и проведение торжественных юбилейных мероприятий. Решил позвонить Сергею Муравленко, президенту нефтяной компании «ЮКОС», посоветоваться, – он идею одобрил. Я встретился с губернатором области Л.Ю.Рокецким, мэром Тюмени С.М.Киричуком, председателем областной Думы Н.П.Барышниковым. Они тоже поддержали начинание ветеранов. Так что декабрьские мероприятия прошли на достойном уровне.

И вот тогда, на торжественном приеме, было решено создать областной общественный Фонд имени В.И.Муравленко. 97 человек явились, по сути, участниками организационного собрания и первыми членами Фонда. Встал вопрос о президенте. Предполагалось избрать сына Виктора Ивановича – Сергея Муравленко. Он отказался и, наверное, правильно сделал, предложив кандидатуру А.С.Парасюка, авторитетного руководителя, бессменного заместителя начальника главка по капитальному строительству. Александра Степановича избрали единогласно.

Я, став вице-президентом, занялся подготовкой устава, юридическим оформлением новой организации. В январе 1998 года она была зарегистрирована управлением юстиции. Фонд начал свою жизнь…»

ДА, ТАКИМ БЫЛО НАЧАЛО. Через несколько лет С.Д.Великопольского избрали президентом Фонда, а в 2008 году по его инициативе в свет вышла книга «10 лет с именем Муравленко». В ней нашла отражение многогранная деятельность общественной организации. В числе основополагающих направлений ее работы – увековечение памяти о Викторе Ивановиче и его соратниках, а также постоянное оказание материальной и моральной поддержки здравствующим ныне ветеранам нефтяной отрасли.

Решая именно эти задачи, правление Фонда неоднократно организовывало поездку 30-40 ветеранов в черноморские здравницы «Нефтяник Сибири» и «Лермонтово». Принадлежавшие ранее «Главтюменнефтегазу», санатории входили теперь в структуру ОАО «Сургутнефтегаз», и бесплатные путевки выделял генеральный директор компании В.Л.Богданов. В программе таких поездок обязательно значился визит в станицу Незамаевская, на родину Муравленко.

В станице был установлен памятник В.И.Муравленко, изготовленный специалистами тюменского предприятия «Гранит-Мрамор», которое возглавляет член Фонда А.Я.Синицын. Через год у постамента появилось пять декоративных каменных призм. На одной, центральной, выгравированы слова: «В основании памятника установлены капсулы с нефтью крупнейших нефтегазовых месторождений Тюменской области». А на четырех, по углам, – названия месторождений: «Самотлорское (Нижневартовск)», «Федоровское (Сургут)», «Муравленковское (Муравленко)», «Усть-Балыкское (Нефтеюганск)».

Вообще же сделано многое для сохранения памяти о Викторе Ивановиче. Его именем назван город в Ямало-Ненецком округе, нефтяное месторождение, нефтегазодобывающее управление, воздушный лайнер Ту-154, институт «Гипротюменнефтегаз», Дворец культуры «Нефтяник», улицы, школы, здравницы, на ряде зданий открыты мемориальные доски. Ему посвящены кино- и телефильмы, книги и многочисленные публикации в СМИ, «почетные вахты» нефтяников, научные конференции и спортивные соревнования. Имя В.И.Муравленко увековечено в городах Тюмени, Сургуте, Москве, Муравленко, Самаре (бывшем Куйбышеве), Жигулевске, Ханты-Мансийске и других.

ОБЩЕИЗВЕСТНО, что к проходчикам начальник главка относился с особым вниманием. Не случайно из их числа на сибирской земле выросло столько неординарных личностей. Буровик, ставший руководителем одной из крупнейших в мире нефтяных компаний В.Л.Богданов. Многолетний флагман тюменских проходчиков, мастер Г.М.Левин, возглавивший позднее одно из лучших в стране управлений буровых работ – Сургутское УБР-2. Первый буровой мастер с институтским дипломом В.В.Китаев, о бригаде которого, ее поразительных успехах знала вся страна. Пришедший на буровую еще один мастер с высшим образованием В.С.Глебов – молодежный вожак, орденоносец, делегат трех комсомольских съездов. Известные в области и Союзе «три богатыря», блестяще отработавшие и в Шаимском регионе, и на Самотлоре – А.Д.Шакшин, Г.К.Петров, С.Ф. Ягофаров. Немногословный, тяжеловатый в общении, но прекрасно знавший свое дело В.Т.Громов, удостоенный звания лауреата Государственной премии СССР. В.М.Агафонов, С.А.Повх, М.И.Сергеев, В.А.Леванов…

Нефтяная эпопея вершилась умами и руками десятков, сотен тысяч людей. Конечно, неравновеликим был вклад каждого из них. Но общими усилиями достигались впечатляющие результаты.

Каждый запомнил легендарного командарма по-своему.

К ЕГО 100-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ Тюменский областной общественный Фонд, который носит имя В.И.Муравленко и действует вот уже полтора десятка лет, выпустил уникальную книгу о Викторе Ивановиче. В ней три раздела: «Семья», «Работа», «Память». Основное содержание составляют многочисленные фотографии о жизни и деятельности первого начальника «Главтюменнефтегаза». Некоторые снимки по своему характеру являются раритетами, никогда и нигде раньше не публиковались. Что касается текстовой части фотокниги – это краткие впечатления более чем 40 человек, чьи судьбы так или иначе соприкоснулись с жизнью и делами В.И.Муравленко.

Помимо крупных партийных, хозяйственных, государственных деятелей свое мнение высказывают педагог М.М.Афанасенкова; краевед, исследователь истории станицы Незамаевская Краснодарского края А.И.Бессчетнова; помощник начальника главка Г.П.Запорожец; дипломник из группы профессора Муравленко А.И.Кикоть; ветеран нефтяной промышленности П.П.Зарецкий; молодой глава молодого города Муравленко М.Н.Никитин и другие. Эти свидетельства логично дополняют видеоряд сборника, создавая объемную и целостную характеристику главного героя столь необычной книги.

Один из авторов написал: «Оценивая вклад Виктора Ивановича в Западную Сибирь, можно уверенно утверждать, что этому району просто повезло: появление такого руководителя главка было очень своевременным. Его имя, я считаю, навечно вписано в историю развития гигантского нефтяного региона, а жизнь и дела его еще ждут своего исследователя…»

Добавить тут нечего.

страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги

 
© 2011-2014 Издательство «Эпоха», © 2011-2014 Михаил Мельников, разработка сайта
Любое, В ТОМ ЧИСЛЕ НЕКОММЕРЧЕСКОЕ, использование материалов сайта категорически запрещено без согласования с издательством «Эпоха»