Х

Государственный человек Игорь ХАЛИН

PDF Печать E-mail
Текст - Ольга Чухачева, фото - Владимир Стригунов; из архива ИК Тюменской области   

ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ ХАЛИН В РАБОЧЕМ КАБИНЕТЕ, ИЮНЬ, 2010 Г.

С КОЛЛЕГАМИ НА СОВЕЩАНИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 2009 Г.

НА ФЕСТИВАЛЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ИЗБИ-РАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ХМАО – ЮГРЫ, ПОСВЯЩЕННОМ 15-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОБРАЗОВАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ ХМАО – ЮГРЫ, 2009 Г.

С КОЛЛЕГАМИ НА ВСЕРОССИЙСКОМ СОВЕЩАНИИ, Г. ЧЕЛЯБИНСК, ИЮНЬ, 2009 Г.

В ДЕТСТВЕ ИГОРЬ ХАЛИН МНОГО ЧИТАЛ. В БИБЛИОТЕКЕ МАЛЕНЬКОГО ЯМАЛЬСКОГО ПОСЕЛКА ТОЛЬКА ХОРОШО ЗНАЛИ ВСЮ СЕМЬЮ НИКОЛАЯ АЛЕКСЕЕВИЧА И ТАМАРЫ ГЕОРГИЕВНЫ ХАЛИНЫХ. ВПРОЧЕМ, И ДОМА, ГДЕ РОСЛИ ЧЕТВЕРО ДЕТЕЙ, КНИГ НА ПОЛКАХ БЫЛО НЕМАЛО. ИГОРЮ НРАВИЛАСЬ ПРОЗА, ЛЮБИЛ ЧИТАТЬ ПРО ПУТЕШЕСТВИЯ, ПРО МИЛИЦИЮ. К 9-10 КЛАССУ ПОТЯНУЛО КО ВСЕМУ, ЧТО ТАК ИЛИ ИНАЧЕ СВЯЗАНО С ЮРИСПРУДЕНЦИЕЙ – ОН РЕШИЛ ПОСТУПАТЬ НА ЮРИДИЧЕСКИЙ.

Конечно, парня привлекала книжная романтика, хотелось ловить жуликов. Работать хотел в прокуратуре. В то время – это были восьмидесятые годы двадцатого столетия – ее авторитет в обществе был высок, все знали: если обратиться в прокуратуру, то порядок наведут непременно. Родители поддержали, склад характера Игоря вполне соответствовал такой деятельности – приоритет подросток отдавал дисциплине, порядку, во всем любил систему, упорядоченность.

И никто не мог даже предположить, что именно эти качества Игорю Халину как нельзя лучше пригодятся совсем в другом деле. Тоже государственном, но весьма и весьма далеком от погонь и перестрелок: в 2002 году в возрасте 33 лет Игорь Николаевич Халин станет председателем Избирательной комиссии Тюменской области. К тому времени за его плечами будут служба в армии, юрфак, работа в областной Думе, районной и областной прокуратурах, громкое расследование преступлений ялуторовской бандитской группировки.

На первый взгляд, работа скучная. На первый, второй и третий – бумажная. Но ему дело скучным не кажется – во всех избирательных процессах участвуют люди. Глядишь, кто и сиюминутную выгоду от выборов получит: где-то дорогу построят, кому-то крышу перекроют.

– Может, я бюрократ в душе, – улыбается Игорь Николаевич. – Но мне нравится эта упорядоченная работа. Здесь, как в прокуратуре, все начинается с факта. Потом в дело ложится первый лист – решение о назначении даты выборов. Потом пойдет все своим чередом – выдвижение кандидатов, их регистрация, встречи с избирателями… В итоге: сформированный представительный орган. Своего рода завершенное многотомное дело.

Халин – человек неравнодушный. На встрече председателей избиркомов страны коллеги стали говорить о формализации роли избирательной комиссии – мол, надо отвечать лишь за процесс, явкой на выборы пусть занимаются партии. Игорь Николаевич с этим категорически не согласен, отвергая роль формального регистратора. Избиркомы, на его взгляд, «должны людей позвать, им разъяснить, их встречи с кандидатами организовать».

Когда на последних выборах явка избирателей по Восточному округу Тюмени составила двенадцать процентов, он испытал очень сложные чувства. Было очень неприятно от ощущения, что… сработал на корзину, что предпринятые усилия почти пошли прахом. Но при этом, признается Халин, он понимал: винить некого, сами недоработали. Хотя принять такую – по сути равнодушную - позицию тюменцев не мог: жить в городе, видеть его многочисленные проблемы и не попытаться что-то изменить, – это не по его характеру.

Вообще-то Игорю Николаевичу не позавидуешь – очень многие, даже не зная Халина, ему не верят, потому что не верят в возможность честных выборов. Переносить такое непросто, иногда такая позиция людей его просто раздражает. Да, система не совершенна, но выборы есть такие, какие они есть, другого механизма не существует. И кто-то должен приводить его в действие. Игорь Николаевич уверен, что этим должны заниматься профессионалы. Сравнивая избирательные процессы в бывших советских республиках – а он знакомился с тем, как проходят выборы на Украине, Казахстане, Белоруссии, пришел к пониманию того, как возникают «цветные» революции. Считает, все «оранжевые», «розовые» революции последних лет – это, в том числе, и результат непрофессиональной работы избирательных комиссий:

– Все, если вы помните, начиналось с несвоевременного подведения итогов и публикации результатов голосования, – говорит Игорь Николаевич. – Задержка с этим сразу вызывает подозрения: итоги, мол, подделывают, передергивают, подтасовывают. И начинается: бойкоты, блокирование помещений избиркомов, митинги, протесты. Я теперь знаю наверняка: как только ситуация зависла, и сообщений о результатах нет больше суток – жди неприятностей.

Отвечая на вопрос, верит ли председатель избирательной комиссии в честные выборы, Халин отвечает, не задумываясь: верю в то, что они таковыми должны быть. При любом сомнении в их честности – Тюменский избирком непременно проводит разбирательство: шутить с этим нельзя.

– Раньше никто и помыслить не мог, что результаты выборов могут быть аннулированы, но октябрь прошлого года изменил ситуацию, – напоминает Халин. – Итоги выборов мэра Дербента были аннулированы, и на октябрь этого года будет назначено новое голосование. Председателя избирательной комиссии отправили в отставку. Пусть кому-то покажется наивным, но я все равно верю: организовать честные выборы можно.

Коллектив, которым руководит Игорь Николаевич, невелик: 41 человек. При этом в Тюмени находится меньшая его часть. Может, поэтому, может по какой другой причине, но руководитель считает возможным применить часть системы семейных отношений. Ведь в небольшом коллективе все на виду.

Когда он рос, в их семье все было «прописано» четко: отец – глава, его слово непререкаемо, все главные решения принимает он. На маме лежит ответственность за дом, быт, хозяйство. Оба родителя одинаково занимаются воспитанием, не спорят, не ссорятся между собой в присутствии детей. Игорь Николаевич эту модель полностью перенес в свою семью: в ней он отвечает за все, он принимает все важные решения.

Конечно, в трудовом коллективе люди не настолько близки друг другу, но руководителю Тюменской избирательной комиссии важно, чтобы его подчиненные знали, что могут получить поддержку в любой жизненной ситуации, – хороший микроклимат он считает весьма важным фактором. Коллектив должен быть единым, сцементированным изнутри.

Для Халина важно и то, каков имидж у «его» избирательной комиссии. По статусу он – государственный человек и считает необходимым этому соответствовать. А для этого государственный орган, который Игорь Николаевич возглавляет, должен правильно функционировать: выборы должны проходить по закону, с минимумом жалоб, с неплохой явкой избирателей, комиссия должна быть на хорошем счету (поэтому идет негласное соперничество с коллегами из Свердловской области, Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов).

Он продолжает встречаться с однокурсниками. Пять-семь парней – несмотря на большую занятость, ведь среди них заместители председателя областного суда, президенты банков – раз в неделю встречаются на футбольном поле. Иногда выезжают вместе на лыжную базу, играют в хоккей. Реже встречаются большим составом, но на 15-летие выпуска народ приехал не только из Москвы, Тюменского севера, но и из Америки.

В друзьях Халин ценит надежность. А в избирателях – ответственность. Самый надежный, по наблюдениям Игоря Николаевича, сельский житель, достигший, как он говорит, элегантного возраста. Ему тяжело, но он доверяет государству и ходит голосовать при любой погоде. Горожанин другой. В день выборов он проснулся, потянулся, вспомнил про голосование и подумал: в принципе, мне ничего от государства не надо, есть у меня квартира, машина, дачный участок. Государство мне не мешает, я ему мешать не собираюсь – пусть оно себе решает, как хочет. Отсюда и результат: явка на последних выборах в Тобольском и Ишимском районах составила 80-90 процентов, а в Восточном округе областного центра – только двенадцать.

Игорь Халин – человек государственный. Это звучит красиво, гордо. Но любой государственный человек – чиновник. А это слово уже другого цвета и произносится совсем иначе – абсолютно без пафоса и часто – в весьма неприятном контексте. Но у него свое отношение к этому слову. Еще в вузе ему преподал урок нынешний ректор ТюмГУ Геннадий Николаевич Чеботарев: ни один государственный механизм не может обойтись без чиновника. Он и есть та шестеренка, которая приводит в движение всю машину. Без чиновника государства нет. Он государству нужен. Другое дело, как чиновник выполняет свои функции. Сам Халин старается работать по закону. И дело, которым он занимается, ему нравится.

страницы книги

 
© 2011-2014 Издательство «Эпоха», © 2011-2014 Михаил Мельников, разработка сайта
Любое, В ТОМ ЧИСЛЕ НЕКОММЕРЧЕСКОЕ, использование материалов сайта категорически запрещено без согласования с издательством «Эпоха»