Ч

Чемпион ЧЕБОКСАРОВ

PDF Печать E-mail
Текст - Анатолий Туринцев, фото из архива Владимира Чебоксарова   

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ ЧЕБОКСАРОВ

Здание «Динамо», нынче по старости лет обращенное почти в руины, с трудом удерживается в центре мегаполиса. Не исключено, вот-вот и рухнет оно под натиском хайтековского новодела. Но уж историей-то своей никогда и ни за что не поступится и заслуг своих перед тюменским спортом не утратит. Особенно велики они в развитии классической борьбы. Ведь именно здесь тренировался, терпел нагрузки, шлифовал боевые приемы, наращивал силу, закалял волю и состоялся как великий атлет Владимир Чебоксаров — по общему признанию, лучший спортсмен Тюменской области в двадцатом веке.

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

Владимир Васильевич Чебоксаров

ПОСЛЕДНИЙ, ПО СУТИ, «гарнизон» спорткомплекса «Динамо» ютится на самой верхотуре. Приземистый квадрат помещения для занятий, куда нет-нет да и заскочит студентик-другой из близкого Нефтегаза – повозиться с кожано-тупым муляжом «спарринг-партнера»… Каморка, где располагается офис областной федерации греко-римской борьбы, больше похожа не на рабочий кабинет, а на музей славы. Она запечатлена в фотодокументалистике, альбомах с газетными публикациями, в папках с памятными адресами и благодарственными письмами, играет бликами на кубках, медалях и прочих регалиях. Между знавшим лучшие времена тренировочным залом и командным пунктом федерации пролегает коридор. Всего-то несколько метров невзрачного служебного пространства. Но, если мыслить символами, то для нынешнего Чебоксарова, по определению спортивного функционера (если хотите, менеджера – кресло в каморке принадлежит ему) – это личный космос, незримое вместилище памяти, пуповина, связывающая с целым пластом жизни, первыми шагами, началом начал. Эта связь живет, трепещет, пульсирует, наполняет положительными эмоциями, заряжает энергией. Вот почему здесь ему так уютно при всей очевидной непрезентабельности «конторы». Впрочем, тут он чаще набегом. Солидный «полутяж», к тому же чиновник, превратился в непоседливого спринтера. Но что поделаешь, забот невпроворот. Вот и сегодня, получив душевную подзарядку, Владимир Васильевич спешит туда, где его ждут, где должен быть всенепременно.

Намаявшись в тесноте, сменив «фамилию» (теперь она не классическая, не французская, а, как в далеком девичестве, греко-римская), тюменская борьба наконец-то получила целый букет ордеров на новое местожительства. Ристалища (а попросту ковры для тренировок и соревнований) возникают в Антипино, Каскаре, Увате. Самые свежие примеры – школа №3 и спорткомплекс «Прибой» – оба олимпийского резерва. Что характерно: обосновались опорные пункты борьбы преимущественно в отдаленных, отнюдь не в элитарных районах города. Занимающихся – около четырех тысяч. Федерацией, возглавляемой многие годы Владимиром Васильевичем Чебоксаровым, осознанно сделан упор на детях (кстати, постигающих искусство борьбы совершенно бесплатно). Это – работа на будущее, на перспективу. Прошло тридцать шесть лет со времени Олимпийских игр в Монреале, где тюменец Чебоксаров завоевал серебряную медаль. С тех пор никто из его земляков даже не приблизился к этому достижению.

Но вы-то, орлы, рискнете?

Это он мысленно обращается к мальчишкам, к которым спешил, которые стали в торжественное каре в «Прибое» по случаю открытия турнира, приуроченного ко Дню защиты детей. «Орлам» по двенадцать-четырнадцать лет. У них цыплячьи шеи, они тонконоги и тонкоруки, утопают в донельзя ушитых трико, но взоры их горят неукротимым огнем, они рвутся в схватку и полностью ей отдаются. В перерыве секунданты обмахивают их полотенцами, тренеры шепчут на ухо, вновь толкают вперед будущих чемпионов. Неистово орут с трибун родители, радостно и удивленно смотрят на петушащуюся ребятню приглашенные и на этот турнир Володей (им позволительно так его называть) почетные гости.

Старший из них по возрасту – Виктор Яковлевич Канитышев. Представьте себе шестидесятые годы прошлого столетия. По-домашнему теплая тихая Зарека. Школа №11, а при ней утопающий в зелени стадиончик с обязательным набором спортивных снарядов. Девочки гнут спинку, пытаются удержать равновесие на буме – длинном гладком бревне, перебрасываются легким мячом. Мальчишки гроздьями висят на шведской стенке, прыгают кто дальше, меряются силой, задираются. Визг и счастливые вопли висят здесь и после уроков. Зимой стадиончик опоясывает лыжня, и на всю округу слышно, как сопят юные физкультурники, выполняя нормативы БГТО («Будь готов к труду и обороне»), как постукивают на заезженном снеговом круге изделия ДОКа «Красный октябрь»… Над всем этим царит фигура физрука, кумира и провидца.

 

ВИКТОР ЯКОВЛЕВИЧ сразу положил глаз на ловкого кудрявого мальчугана и начал выдвигать его, выставлять, подключать к городской спортивной жизни. И ведь не ошибся в выборе: еще учась в начальных классах, Вова Чебоксаров стал чемпионом Тюмени в лыжных соревнованиях на призы «Пионерской правды» – была такая газета.

А рядом с Виктором Яковлевичем другой безмерно уважаемый человек, многолетний успешный руководитель спорта в некогда огромной и неделимой Тюменской области – Георгий Михайлович Нечаев. Тоже, как говорится, в годах, держится за тросточку (сверхусилия и травмы догнали-таки реактивного бегуна), однако, как и в молодости, строен, подтянут, оптимистичен: «Главное, ребята, сердцем не стареть». Радел за все виды спорта, но классическую борьбу ставил в один ряд с любимой легкой атлетикой. И обе «фаворитки» председателя облспорткомитета явно переживали при нем блаженство «золотого века». Это заметили в верхах и доверили ответственную миссию – возглавлять делегации борцов, выезжающих на зарубежные турниры. И так получилось, что перспективный паренек из Тюмени, впервые оказавшийся за границей, робкий и неопытный дебютант сборной республики в самый нужный момент ощущал поддержку как бы с доставкой из дому. Команда России тогда взяла верх над борцами Румынии, и вклад Чебоксарова в общую победу был ярок и весом. В Румынию сибиряк вернется спустя три месяца на молодецком кураже, чтобы прогреметь в турнире под названием «Интернационал» и получить за это звание мастера спорта международного класса. В полуфинале он опрокинет югослава Мамира Петковича. Уточним: это было в 1974 году, и кто знал, как все обернется с этой парой через два года – там, в Монреале…

 

И КАК ЖЕ НЕ ЗАМЕТИТЬ в шеренге друзей Владимира Васильевича его давнего коллегу по ковру – габаритного, спокойного и добродушного Валентина Бачинина. В борцовском мире чтут его не только за маршальский иконостас титулов (самый последний – чемпион мира среди ветеранов), но и за склонность к практической философии. Кого угодно убедит Валентин в том, что греко-римская борьба есть те же шахматы. На плоскости ковра, как и на клетчатой доске, надо думать, плести комбинации, озадачивать соперника неожиданными ходами, уметь «на флажке» нанести решающий удар. Очень сетует философ Бачинин, что с ребрендингом любимого им вида единоборств исчезла из него интеллектуальная составляющая, оскудел арсенал, все свелось к элементарному толканию друг друга. Уверен: учить новобранцев следует по старой методе. Сам Валентин боролся умно, очевидцы это помнят.

Ну и, конечно, завершает церемонию пролога соревнований в «Прибое» спич председателя федерации – для того и спешил сюда. Говорит Владимир Васильевич горячо и проникновенно. Обращаясь к этой сотне орлят, нажимает на их историческую миссию: мол, на вас все олимпийские надежды. Мы верим и будем поддерживать ваши амбиции. «Мы» – это не только он, Чебоксаров, но и все тюменские олимпийцы. За последние годы их у нас в области прибавилось заметно – участников, даже призеров и чемпионов самых престижных, самых представительных спортивных состязаний на планете. И он, Чебоксаров – их дядька, как бы дуайен, старейшина олимпийского призыва. По праву, ибо был и остается первопроходцем среди стопроцентно своих, доморощенных, истинно нашенских олимпийцев.

…Греко-римская борьба
(классическая борьба, французская борьба,
спортивная борьба греко-римского стиля) –
европейский вид единоборства, в котором
спортсмен должен, с помощью
определенного арсенала технических
действий (приемов), вывести противника
из равновесия и прижать лопатками к ковру.

…О значимости популярности
борьбы в Греции говорит и то,
что вслед за бегом она была включена
в программу первых античных Олимпийских игр,
которые прошли еще в 774 году до новой эры.
С тех пор этот вид спорта является
неизменным атрибутом любых летних Олимпиад.

Это сейчас, в эпоху Интернета, достаточно щелкнуть «мышкой», – и вся подноготная борьбы, ее анатомия перед глазами. И правила выложены, и техника ведения схватки, и весовые категории, и механизм определения победителя. А тогда что он знал, грядущий олимпиец из Зареки, что ведал о спорте, его виде, оказавшемся призванием, ставшем судьбой?

Да ничего практически.

 

ВПРОЧЕМ, УЖЕ ВОЗНИКАЛИ, настойчиво струились в провинциальном воздухе флюиды борьбы и проникали повсюду. Из центра «столицы деревень» они устремлялись – через Туру, сквозь дым «фанерки» и «овчинки» (здешние предприятия) – и, с явно благородными намерениями и видами на будущее, достигали и того зеленого, знакомого нам школьного стадиончика, и притулившегося на боковой улочке дома, населенного под самую макушку. Отдавали эти флюиды здоровым мужицким потом борцов-профессионалов, заполнявших своими тушами третье, заключительное отделение циркового представления. У них были звучные имена: Ян Железный, Непобедимый Пуль, Саратовский Бурлак, Двойной Нельсон. Большие артисты, боролись они с серьезными лицами, устраивали на потеху публики скандалы и эскапады, и мало кто догадывался, что все понарошку. И не надо было! Аттракцион толстяков пользовался бешеным успехом. Он ввергал в состояние восторга невесть как пробравшихся под полог шапито мальчишек и навевал легкую романтическую грусть местным стареющим красавицам. Поговаривали, что по доброте, якобы свойственной великанам, они разрешили потренироваться вместе с ними прибывшему на побывку чемпиону Тихоокеанского флота. Цирк уехал, а морячок, отслужив, осел в Тюмени. И суждено было Юрию Михайловичу Тучину официально стать основателем, «мичуринцем» классической борьбы в нашем городе.

И еще одна легенда, уж совсем быль если хотите. Компания любителей сколотилась, процесс пошел – объявили набор в спорт-школу, но послевоенная нищета сильно обижала. Тренироваться вынуждены были на сдвинутых гимнастических матах – мало что некомфортно, но и опасно. Однако же, какая свадьба без баяна? Какой там джаз без «Каравана»? Словом, край-конец нужен собственный ковер тюменской борьбе. А где взять? На что купить? И вот устраивают тучинские энтузиасты нечто вроде шоу в филармонии, демонстрируют свою стать и «классический репертуар». И на вырученный гонорар приобретают желаемое. Запах ковра, расстеленного в полуподвале ФСШ-1 на углу Кирова и Республики, был столь притягателен, что забросил Вова Чебоксаров свои лыжи-скороходы и направился пехом по одобрительно поскрипывающему деревянному мосту прямиком в борцовскую группу спортшколы (тогда единственной). Занятия вел сам Юрий Михайлович и начинающий тренер Иван Иванович Бауэр, тогда еще действующий спортсмен. В чеховской интерпретации пара воспринималась как толстый и тонкий.

 

ШТАТНОЕ РАСПИСАНИЕ развело их на старшего преподавателя и преподавателя просто. Оба блестящие педагоги, как бы сейчас сказали – фанаты классической борьбы, редкие ее знатоки. Уроки проходили весело, с шутками-прибаутками, безобидными розыгрышами и подначками, когда и нагрузки были не в тягость, и боль не задерживалась. В миру слыли доками по части борцовского фольклора. Юморили на полном серьезе. Как те циркачи правдоподобно брали «на бедро», устрашающе заключали в свои клещи приветливо-неосторожно протянутую руку. Иван Иванович, бывший к тому же слесарем от Бога, спокойно мог гнуть подковы на арене. Вот к нему-то, Бауэру, и попал герой нашего повествования. Повезло Чебоксарову и с тренером сборной команды Советского Союза. Отличив тюменца, рассмотрев в нем большой талант и огромный борцовский потенциал, Геннадий Андреевич Сапунов терпеливо пестовал новичка, последовательно вел от победы к победе, все выше по лестнице славы. А третьим своим наставником Владимир Васильевич считает комсомол.

Прежнюю нашу страну справедливо называли великой спортивной державой, и ВЛКСМ был самым верным и самым надежным товарищем спорта – как массового, так и высших достижений. Чебоксаров – обладатель Почетного значка ЦК ВЛКСМ «За спортивную доблесть», избирался делегатом съезда комсомола, много лет был комсоргом сборной команды СССР по классической борьбе. Нет, он не становился на чиновничьи котурны, не натягивал личину идеологического проповедника, не толкал речи и уж тем более не наушничал, не доносил «туда» об умонастроениях молодых своих подопечных, а был своим среди своих, доверенным лицом. Комсорг не назначался, а избирался командой. Он всегда был готов защитить ребят от несправедливости, в том числе и тренерской, – случалось такое. Помирить их, сгладить конфликты, поддержать, ободрить… Обстановка в сборных командах не бывает благостной, умиротворенной. Предельно суровый режим продолжительных сборов, замкнутое пространство, оторванность от дома, привычного уклада жизни, обычаев и нравов. К тому же висящий над каждым дамоклов меч конкуренции, спора за место в основе. Сложнее всего было с горячими южными парнями. Помогали комсоргу Чебоксарову выполнять поручение ЦК ВЛКСМ спокойный нрав, рассудительность и, безусловно, спортивный и нравственный авторитет. Обязанности комсорга, заметим, не освобождали от основных, то есть собственно борцовского труда, бремени лидерства в своей категории до 82-х килограммов, и не предоставляли каких-либо привилегий.

 

ПО ОБЩИМ МЕРКАМ, пришел Чебоксаров в борьбу поздно. А сошел с ковра рано – не было ему еще и тридцати.

Уходя, оглянись…

Верно сказано: «Спорт – шанс провинциала». Но ведь этим самым шансом еще надо воспользоваться, распорядиться по-хозяйски. Не лотерейный счастливый билет выпал, не «мохнатая» рука двигала наверх – сам вкалывал как папа Карло. Да добрые люди, что попадались на пути в сборную, в высший борцовский свет, подставляли плечо. А пробившись, надо было удержаться, а не тачку возить. И не год, и не два, а полновесных десять. При постоянной штормовой погоде.

Нет слов, фасад большого спорта привлекателен, манит и притягивает своей иллюминацией, анонсами шикарной жизни: страны и континенты, пьедесталы почета и портреты крупным планом, поцелуи и цветы, купание в овациях, слава и деньги… За фасадом – сверхусилия с непредсказуемым исходом, прожектерство и произвол, зависть и жадность, загоняющие в угол честь и благородство, сантименты и высокие чувства. Нужен крепкий внутренний стержень, чтобы не сломаться, не замараться, сохранив в себе истинное, родовое.

В семье Чебоксаровых было десятеро детей. Отсюда – инстинкт общности, общительности, заботы о ближнем, внимания к нему. От матери, Марии Александровны, передалась среднему сыну жилка кипучей активности, деятельного беспокойства. Работая закройщицей на той самой овчинно-меховой фабрике, содержа в порядке многолюдный дом, она бессменно тянула на себе квартальный комитет с его неизбывным ворохом проблем. Тоже мирила, увещевала, способствовала. От отца – Василия Михайловича, ветерана войны, электрика, – спокойствие, практическая смекалка, самоуважение, умение постоять за себя. Вот гнут они из старых дуг лыжи (на магазинные денег нет), а отец втолковывает: все делай сам и ничего не страшись…

И друзья у Чебоксарова под стать ему. На его именной турнир-долгожитель (проведен в семнадцатый раз, обрел статус международного) слетается вся звездная команда Монреаля, бывшие соперники из ближнего и дальнего зарубежья, легендарные атлеты Отечества с Александром Карелиным во главе. А его крестный отец по сборной как-то даже заговорил стихами:

Второй призер Олимпиады в Монреале,
Европы, Мира и Союза чемпион.
Но дело все же не в количестве медалей,
А в том, какой пример собой являет он.
В быту, в общении – тактичен, вежлив, скромен.
В бою – бескомпромиссен, агрессивен, смел.
Он полон сил, его потенциал огромен.
Он до конца еще раскрыться не успел.

Удручен Владимир Васильевич, что среди этих приветливых, сердечно расположенных к нему людей, увы, нет уже Александра Ильича Сазонова, ветерана войны, полковника милиции, шефа на всю страну гремевшего тюменского «Динамо». Особенно он гордился своими борцами. Они его не забывают. По инициативе федерации греко-римской борьбы именем Сазонова названа одна из улиц областного центра. Делегация наших спортсменов недавно посетила родину Александра Ильича, почтила его память. Благодарность нынешнего поколения тем, кто стоял у истоков тюменской «классики», способствовал ее развитию, сам на ковре прославлял Тюмень, делая ее известной на всех спортивных просторах, отражена в персоналиях многочисленных соревнований. Они проводятся в соответствии с календарным планом федерации: памяти основателя борьбы в Тюмени Юрия Михайловича Тучина, председателя облспорткомитета Виктора Михайловича Тучина, посвященные отличнику народного образования Виктору Яковлевичу Кантышеву, на призы главы Уватского района Юрия Олеговича Свяцкевича…

…В классической борьбе преобладают
большие мышечные напряжения, связанные
с преодолением массы и силы
тяжести соперника, его мышечных усилий.

Это произошло на самом взлете карьеры, когда все так ладно устраивалось. Боролся с болгарином. На мгновение расслабился, потерял бдительность и попался на прием. Стараясь спасти схватку, «мостил» на критическом угле, шея щелкнула, сместился позвонок. Болевой шок, потеря сознания. Когда очнулся, увидел перед собой белые шнуровки соперника. Выходит, живой!

Впоследствии неоднократно рвал мышцы плечевого пояса… Травмы лечил, восстанавливался, продолжал бороться. В полной боевой готовности подошел к главному старту жизни – Олимпиаде 1976 года в Канаде. В финальном поединке судьба (или злой рок?) сводит Чебоксарова со старым знакомцем – югославом. У Мамира Петковича он однажды довольно легко выигрывал и сейчас ведет в счете, это всем очевидно. Кроме судей. Они предпочли балканца. На следующем турнире Володя разорвет его в клочья. Но реванш не снял камня с души, и обида на нечестность, вопиющую несправедливость саднит не отпуская. Ведь мог, заслуживал быть чемпионом Олимпиады! В этом был убежден не только наш земляк, но, похоже, и король Швеции, собственноручно вручавший ему вскорости чемпионское «золото» сильнейшего борца первенства мира. Напоследок успел на таком же форуме завоевать «бронзу». И все. Точка.

 

УХОД ИЗ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СПОРТА неизбежен. Готовься к нему загодя, постепенно сбрасывая скорость, или сразу обрубай концы – все равно это удар, констатация жизненного финиша. И дело не столько в утрате материальных благ (хотя и этот элемент существенен), сколько в поспешной людской забывчивости. Уже назавтра: «Простите, а вы кто?» И вот вчерашние звезды в момент блекнут, теряют лицо, озлобляются, спиваются, сходят с круга.

Рецепт возвращения к самому себе прост: не скули, загрузись под ватерлинию новыми делами, начни все сначала. Что и принялся осуществлять отставной борец Чебоксаров. К тому времени он имел диплом историка, впечатляющие милицейские погоны, однако решил остаться в родной спортивной стихии. Попробовал себя на руководящей работе в «Динамо». Затем дебютировал в качестве тренера, да так плодотворно – его подопечные поднялись до уровня мастеров международного класса, – что пригласили его подтянуть сборную команду России. Сделал свою работу, как всегда, качественно, за что был удостоен звания заслуженного тренера страны. Его знают, уважают, зовут в Москву (квартира в самом центре!), бывшие союзные республики шлют гонцов, но он отвергает все соблазны. Ему хорошо в Тюмени. Не бросая тренерства, спортивного арбитража (к сведению: судья международной категории), взвалил на себя руководство общественной организацией (вот они, гены!) – областной федерацией греко-римской борьбы. Стоит ли удивляться тому, что сегодня она в числе лучших?

Поэт Иосиф Бродский, нобелевский лауреат (почти то же, что и Олимпийский чемпион), сказал: «Жить на самом деле просто. Нужно только помнить, что на свете есть люди лучше тебя». Для себя Владимир Васильевич уяснил истину: жизнь – та же борьба, только в других декорациях.

Надо подчеркнуть, напомнить, что новую страницу автобиографии писал Чебоксаров в нелегких, даже критических обстоятельствах. И преодоление их раззадоривало, держало в тонусе. Просто сказать: было трудно – значит приукрасить тогдашнюю реальность. На старости своей прошлый век будто тронулся рассудком. Любимая страна, воспитавшая Чебоксарова, выведшая его в люди, давшая образование, обеспечившая всем необходимым, заботящаяся, думающая за него – вдруг понеслась с катушек. В спорте наступил хаос. Рушилось налаженное хозяйство, рвались связи, к чертям летели система управления, добрые отношения, доверие друг к другу. Штурвал перешел к людям «новой формации». Они мстили Владимиру Васильевичу за преданность опальному мятежнику гостренеру Сапунову, во всем зажимали Тюмень, ставили подножки (хотя это запрещено правилами «классики»), не пропускали на международную арену талантливых наших ребят. Требовали мзду, а где их взять эти деньги? Да, авторитет «Чебака», его открытость и чистота целей, настойчивость в их достижении конвертировались в поддержку серьезных спонсоров, среди которых было немало экс-борцов, просто поклонников-болельщиков. Но нельзя же было то, что они выделяли, скажем, на проведение летнего спортивного лагеря, бросать в пасть наглым московским чиновникам, которые уже не довольствовались, как их предшественники, сибирскими рыбными деликатесами.

 

И МЕСТНЫХ ЗАМОРОЧЕК хватало. Лихие девяностые рекрутировали в криминал не просто борцовскую босоту, людей проходных, случайно оказавшихся в приличном обществе. В бандитские сети попали и знакомцы, коллеги Чебоксарова, ребята с именем, хорошим послужным списком. Кто-то теперь отсиживается за кордоном, кто-то успокоился навеки под черным мрамором Червишевского кладбища. Жалко их, конечно, слабых, клюнувших на приманку. Но никто их не принуждал, сами вытянули свой жребий. И чисто по-человечески, и как офицер милиции Чебоксаров пытался отвратить их от беды, увещевал, совестил. Кто-то откликнулся и по сию пору благодарен ему за спасенную жизнь, семейное счастье.

Так вот: спонсоры, безусловно, молодцы, но карман их не безмерен. Не тягаться им в финансовом плане с государственной казной. А ее распорядители поддались общей сумятице, неведомым прежде приоритетам, осыпая милостями тех, кто половчее и пронырливее. Деньги находились на зарубежные вояжи сомнительных спортивных артелей, на приобретение траченных молью футбольных и хоккейных наемников, на аристократические спортивные танцы и чуждые нам по сути восточные единоборства… А греческая наша смоковница – классическая борьба, пережив века, снискав в мире огромную славу и популярность, чьи частицы благодаря Чебоксарову обрела и Тюмень, – обречена была засохнуть на корню. Особенно сильно чувствовалось тогда отсутствие рядом Александра Ильича Сазонова.

Но – ничего. Перенес, пережил, справился. И теперь вроде все на ходу, и он, капитан (вообще-то полковник) уверенно ведет корабль федерации заданным курсом. Команда на корабле опытна и сноровиста: друзья-ветераны, действующие борцы, молодые пытливые и честолюбивые тренеры школ олимпийского резерва и опорных пунктов, прибавляющие числом спонсоры и прозревшие кураторы от власти. И пошла о Тюмени молва как о восставшем из пепла бастионе греко-римской борьбы России.

 

CПОСОБСТВУЮТ НОВОЙ СЛАВЕ, восстановленной репутации отлично организованные международные турниры – на призы самого Владимира Чебоксарова, Гран-при Ивана Поддубного – былинного русского богатыря, непобедимого и неподражаемого, на которого молятся борцы всех поколений как на икону. Все это включено в план работы областной федерации греко-римской борьбы. При всей тактической скурпулезности сей документ все-таки больше напоминает стратегию. Об акценте на детско-юношеский спорт уже упоминалось. Четко прослеживается здесь и политика, направленная, как говорится, на собирание исконных тюменских земель. Во исполнение «Программы развития греко-римской борьбы в Тюменской области», согласованной с правительствами всех трех субъектов федерации, школы и секции в равной мере появляются в городах и поселках юга и севера. Точно так же – спортивные залы и комплексы. И адреса состязаний географически разнообразны: Тобольск и Нижневартовск, Тюмень и Сургут, Губкинский и Каскара…

Толкаются, теснят и подпирают друг друга годовые кольца на дереве жизни. Подумать только: вот уже больше тридцати лет Владимир Васильевич Чебоксаров занимается организационной стороной спорта и в отдельно взятом его секторе трудится вдохновенно, страстно и максимально полезно. Остается сожалеть, что подвижническая деятельность на ниве спорта не столько ослепительно заметна, как собственно спорт, и оценивается, увы, явно неадекватно ее значению и результатам.

Те, кто знаком с ним давно, легко узнают. Чуть погрузнел, но так же энергичен и мобилен, приветлив и отзывчив. Приобрел этакий представительский лоск. Ухожен, аккуратен, в меру моден. Мысли излагает грамотно и внятно, спокойным негромким голосом. Не тушуется в любой аудитории. Тут чувствуется школа Ольги Юрьевны, супруги. Она преподает музыку, обладает абсолютным слухом и уж точно – тонким вкусом. Вместе Чебоксаровы уже тридцать три года. А сколько, наверное, было судов-пересудов о мезальянсе: дочь крупного чина вышла замуж не из своего круга избранных, а за «физкультурника» из низов.

Надо отметить, что семья в качестве крепкого тыла фигурирует в жизнеописаниях многих победителей, это стало почти банальностью, общим местом. Но в нашем конкретном случае семья, лад в ней, любовь и согласие сыграли действительно роль исключительной важности. У Ольги Юрьевны и Владимира Васильевича двое сыновей. Уважая отца, оба занимались борьбой. Старший, Юрий, дослужился до мастера спорта, был даже призером «именного» турнира. Сейчас оба, Юрий и Михаил, вполне самостоятельны и самодостаточны, закончили престижные вузы и трудятся по специальности. Подрастают двое внуков. Так что, отвечая на вопрос о счастье утвердительно, Владимир Васильевич Чебоксаров не кокетничает и не лукавит.

Недавно президент России наградил его медалью, посвященной тридцатилетию Олимпийских игр в Москве. Мотивировка звучит так: «За значительный вклад в развитие спорта и международного спортивного сотрудничества, пропаганду здорового образа жизни». Олимпийцем Чебоксаров был и остается. И сокровенная мечта у него соответственная: чтобы, как тридцать шесть лет назад, на пьедестал Летних игр поднялся посланец Тюмени. Предпосылки к тому есть: на изготовке, играя мускулами, целая плеяда выросших борцов – талантливых, амбициозных, подготовленных замечательными тренерами – соратниками нашего олимпийского первопроходца.

 

ВСЕ СБЫЛОСЬ. Правда, с горчинкой. Мечта Владимира Васильевича Чебоксарова осуществилась летом 2012-го года на Олимпийских играх в Лондоне, и имя ее – Рустам Тотров. Посланец Тюмени выступал в весовой категории до 96 килограммов, дошел до финала, был в шаге от триумфа, но – только «серебро». Только, лишь… Находясь рядом с ковром, содрогаясь от электричества решающей схватки, вице-чемпион Монреаля вновь пережил случившееся с ним потрясение и как никто другой понял состояние Рустама, который впал в отчаяние, вместо того, чтобы радоваться. Ведь уже видел, чувствовал себя олимпийским победителем, и вот надо же… Но – все равно – счастье борца и праздник на нашей улице. Прорыв после стольких лет пьедесталовой безвестности, награда тюменской греко-римской борьбы за ее терпение и верность курсу, проложенному Владимиром Васильевичем. Теперь на всех парусах устремился в Рио-де-Жанейро, на следующую Олимпиаду.

Как и положено, Рустам Тотров получил солидное денежное вознаграждение, героя принимал губернатор области, все печатные средства массовой информации поместили портрет лучшего нашего спортсмена на первых полосах и обложках. Не было отбоя от любителей автографов, особенно мальчишек спортивных школ, где Рустам проводил мастер-классы. Овацией его встретил огромный зал комплекса «Центральный», где вызрел уже восемнадцатый открытый Всероссийский турнир по греко-римской борьбе на призы заслуженного мастера спорта СССР Владимира Чебоксарова. Подумать только – восемнадцатый! Не какая-то мимолетная пиар-компания, а солидное, системно-долговременное мероприятие, что требует постоянно возрастающих материальных затрат, организационных усилий и главное – уверенности в том, что это необходимо не только и не столько «титульному» человеку. Хотя притяжением его имени держится авторитет турнира, собирающего весь цвет европейской «классики». Вот и на этот раз, несмотря на плотность спортивного календаря, соревнования в Тюмени почтили своим присутствием четырнадцать команд. Первенство разыгрывалось в семи весовых категориях. Приятно, что в самой «богатырской» номинации отличились наши земляки братья Ильницкие: Владимир занял первое место, а Виталий – третье. Оба молоды, оба перспективны – так что запомните эти имена.

Как всегда, уважение «бенефицианту» подтвердили своим приездом старые друзья-олимпийцы Николай Балбошин, Михаил Мамиашвили и иже с ними. Все они были приглашены в загородный дом Владимира Васильевича в деревне Речкиной Тюменского района. Гостей, да и, пожалуй, самого хозяина ждал здесь сюрприз: решением местных муниципалов улице присвоено имя Чебоксарова.

 

И ЗДЕСЬ, КАК ГОВОРИТСЯ, требуется перебивка, и дело вот в чем. Помните классика: «Они любить умеют только мертвых»? Это вполне характерно для поведения советского и перенявшего эстафету российского чиновничества. Ну, нельзя, упорствует оно, живых людей увековечивать в названиях, скажем, улиц, каких-то объектов. А почему, собственно? Почему, собственно, нет в Тюмени улицы Чебоксарова? – прозвучал в звенящей тишине речкинского поселения закономерный вопрос.

Что касается ближайших забот руководителя Тюменской федерации греко-римской борьбы – достойно провести Гран-при Ивана Поддубного. Этим престижнейшим состязаниям уже более полувека, причем последние годы они неизменно проходят в Тюмени.

страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги страницы книги

 
© 2011-2014 Издательство «Эпоха», © 2011-2014 Михаил Мельников, разработка сайта
Любое, В ТОМ ЧИСЛЕ НЕКОММЕРЧЕСКОЕ, использование материалов сайта категорически запрещено без согласования с издательством «Эпоха»